«Я открыт всем, кто нуждается в помощи»

Февраль 28, 2018



Интервью С. Симбровица, члена Ассамблеи штата Нью-Йорк, «Новому Журналу»

Стивен Симбровиц (Steven H. Cymbrowitz) – член Ассамблеи штата Нью-Йорк, секретарь Majority Conference Ассамблеи и глава Environmental Conservation Committee’s Shoreline Protection Subcommittee (Подкомисии Природозащитного комитета Ассамблеи). Он также является членом нескольких комитетов Ассамблеи, в их числе – Сельскохозяйственного, Здравоохранения, Жилищного и др. Ассамблея штата Нью-Йорк – нижняя палата Легислатуры шт. Нью-Йорк, законодательного органа штата.

Марина Адамович: Господин Симбровиц, Вы принадлежите второму поколению польских иммигрантов. Ваши родители пережили Холокост, в детстве они попали в концлагерь «Хелмно» (нем. Kulmhof) – это первый нацистский «лагерь смерти», в польской деревне Варта. Известно, что в этом лагере казнено от 170 тысяч до 360 тысяч человек; в основном, это были евреи и цыгане, а также советские военнопленные. Расскажите нам историю ваших родителей. Как им удалось уцелеть?

Стивен Симбровиц: Мои родители родились в Польше, в городе Демблин, там же они и познакомились и полюбили друг друга. Первого сентября 1939 года нацисты разбомбили и захватили этот город. Там, в центре, была стратегическая военная база. Нацисты быстро оцепили город. Они стали выселять семьи и уплотнять еврейское население. Через три года всех жителей Демблина загнали в грузовые вагоны для перевоза скота и отправили в концентрационные лагеря. Моя мать с семьей оказалась в Ченстохова, в лагере под названием «Варта». Мама и бабушка жили в женском бараке, а мамин отец вместе с моим папой – в мужском бараке. Там же находились и другие родственники моего отца. Маму заставили изготовлять патроны для нацистской армии. Для этого ей приходилось окунать руку, без перчатки, в кислоту – для каждой пули. Накануне освобождения лагеря Советской армией отца мамы забрали и отправили в Бухенвальд. Он пропал без вести. После окончания войны мои родители поженились и в течение пяти лет жили в немецком лагере для перемещенных лиц – ди-пи. Там и родился мой брат. Когда они приехали в Нью-Йорк, им помогал ХИАС – до тех пор, пока они не нашли квартиру на Хо Авеню, в Бронксе. Там через несколько лет родился я. В 1965 году мама с папой купили великолепный дом в Форест Хиллс, на деньги, накопленные за 15 лет с момента их прибытия в Америку.

М.А.: В одном из интервью вы поделились историей, как ваша мать рассказывала вам в детстве о жизни в концлагере и завещала сохранить память об этом чудовищном опыте и передать ее своим детям. Наш журнал старается разными способами поддерживать память об испытавших Холокост. Одной из программ нашего фестиваля документального кино в Нью-Йорке RUSDOCFILMFEST-3W является программа «Память о Холокосте в 21 веке». Нам кажется важным через кино, через искусство рассказать поколениям, которые не знают, что такое война и Холокост, об этой трагедии. В Нью-Йорке проживает около 50 тысяч человек, переживших Холокост. Вы являетесь основателем и спонсором конкурса Holocaust Art, Essay and Poetry, который ежегодно проводится в Бруклине среди учащихся. Пожалуйста, расскажите нам об этой программе.

С. Симбровиц: Каждый год я выступаю спонсором этого конкурса для школьников 3-12 классов. Он дает им возможность задуматься о том, как уроки Холокоста до сих пор влияют на нашу жизнь. Свои переживания они потом выражают творчески, в рисунках, стихах, сочинениях. Кульминация конкурса – мероприятие, которое проходит в Кингсборо Коммьюнити Колледж. На него регулярно приходит около 400 человек. Мы представляем все произведения участников и потом вручаем призы победителям. На церемонии выступают люди, хорошо знакомые с темой Холокоста. Их выступления – очень важная часть мероприятия, так как это позволяет детям увидеть, что Холокост – не просто абстракция, о которой читаешь в учебниках по истории. За последние годы в этом проекте принимали участие и люди, пережившие Холокост, и президенты Бруклин Колледж и Кингсборо Коммьюнити Колледж, а также авторы книг о Холокосте. Русскоязычные ветераны и представители организаций «Пережившие Холокост» из моего района тоже всегда присутствуют, и это очень важно. Дети (да и многие взрослые!) не осознают, какие страшные потери Россия понесла во время Холокоста. Я всегда с большим почтением отношусь к деятельности этих организаций, и сам хожу на их мероприятия.

М.А.: Наш журнал был основан двумя эмигрантами, евреями, писателями Марком Алдановым и Михаилом Цетлиным при участии лауреата Нобелевской премии, русского писателя Ивана Бунина. Проживая во время Второй мировой войны в оккупированной Франции, Бунин спас от гибели несколько евреев – пианиста Александра Либермана и его жену, молодого писателя Александра Бахраха и сестру знаменитого философа Федора Степуна, Маргариту Степун, бежавшую из Парижа в дни облав на евреев. Иван Бунин скрывал этих людей от нацистов в своем доме, будучи при этом и сам апатридом, человеком без французского гражданства. Мы поддержали инициативу группы европейских филологов и писателей о присвоении Ивану Бунину почетного статуса «Праведник мира». Это звание присваивается государством Израиль людям, рисковавшим жизнью во время Второй мировой войны, чтобы спасти евреев от уничтожения нацистами. Не кажется ли Вам, что в наше время, когда в Европе начинают заявлять о себе новые неонацистские движения, людям всех национальностей надо объединиться, чтобы противостоять этому? К сожалению, в нашем мире очень много экстремизма и ненависти, направленной в адрес разных этносов. Мы искренне верим, что все народы должны сплотиться против этого. Расскажите нам о программах Ассамблеи штата Нью-Йорк, которые гарантируют равные гражданские права и поддерживают национальное достоинство американских этнических общин.

С. Симбровиц: Район, за который я отвечаю в Ассамблее, – южный Бруклин (Шипсхед Бэй, Манхэттен Бич, части Мидвуда и Грейвзенда). В этом районе живет большой контингент как людей переживших Холокост, так и русскоговорящих иммигрантов, переживших войну. Защита нашего мира от антисемитизма является для меня и моих избирателей очень важной проблемой. Я недавно дал отрицательную оценку польскому законопроекту, по которому предполагается наказание в виде штрафа или лишения свободы за выражения, вроде «польские лагеря смерти». Инициаторы данного законопроекта считают, что такие выражения – клевета на Польшу. Это не только недопустимо, но я считаю, что это просчитанная и очень опасная попытка вычеркнуть из истории роль Польши как пособника в самых омерзительных массовых преступлениях современной истории человечества. Для того, чтобы сохранять память о Холокосте, мы должны продолжать обсуждать эти события, прибегая к самым резким выражениям. Как сын двух польских евреев, переживших Холокост, я обещал своим родителям, что буду рассказывать об их страданиях молодому поколению. Что я буду делать все, чтобы былые ужасы не повторились никогда. Никогда! Я выступал на конференциях в Мюнхене и в Латвии, которые учредила организация «Мир без нацизма». Эти конференции направлены на то, чтобы противостоять возобновлению антисемитизма и неонацизма. Как я уже рассказал, я – спонсор ежегодного конкурса для детей из моего округа, чтобы они учились понимать, насколько важно бороться с дискриминацией этносов и отсутствием толерантности.

М.А.: По данным Википедии за 2012 год, в ареале Трай-Стейт проживает около полутора (1,6) миллионов т. н. «русских» американцев. Из этой многонациональной общины 600 тысяч – в городе Нью-Йорке. По данным Бюро переписи населения, в США проживает около 3 миллионов человек из бывшего СССР, из них около 850 тысяч говорят дома преимущественно по-русски (news.rusrek.com). Эти люди – граждане США или легальные резиденты. Судя по всему, в 2018 году эти цифры возросли. Трудно переоценить вклад многонациональной русскоязычной диаспоры в экономику и культуры не только штата и города, но и страны. Один наш журнал за 75 лет существования сделал неимоверно много для развития и интеграции культуры русскоязычной диаспоры в американскую. Выходец из России В. Зворыкин был американским изобретателем телевидения, конструктор И. Сикорский стоял у истоков американского вертолетостроения, профессора П. Сорокин и Н. Тимашев – у истоков американской социологии, Михаил Чехов заложил основы американского театрального мастерства, мастер балета Г. Баланчин был создателем Американского балета, традиции которого продолжил ныне живущий в Нью-Йорке Михаил Барышников... Можно без конца продолжать этот ряд. Русскоязычная диаспора отдала свой талант и труд на благо Великой Америки. Однако не будем скрывать, что сегодня в США очень сильна критика России, которая рикошетом может ударить по русскоговорящей диаспоре. Это серьезно тревожит общину. Ассамблея планирует открыть программы для поддержки нашей и других этнических диаспор в городе Нью-Йорке?

С. Симбровиц: Как представитель Ассамблеи, отвечающий за самый крупный русскоязычный контингент за пределами бывшего СССР, меня волнует то, что большинство этой яркой и важнейшей группы избирателей остались за пределами демократического процесса из-за языкового барьера! Избирательный Совет очень быстро снабжает материалами для голосования и помощью тех, кто говорит на других языках. В то же время не предпринималось серьезной попытки обеспечить тем же самым более полутора миллиона русскоговорящих жителей ареала Нью-Йорка, которые усердно трудятся, платят налоги и многое вкладывают в развитие экономики нашего штата. Наоборот, русскоговорящие жители Нью-Йорка должны заходить в кабинку для голосования и каким-то образом разбираться в бюллетене, написанном по-английски. Это более чем несправедливо! Это оскорбительно! По данным государственного опроса США, в Нью-Йорке русский язык – на третьем месте после английского. Он стоит только за испанским, и китайским. Последние несколько лет я активно поддерживаю внесение законопроектов, которые будут обязывать муниципалитеты районов, в которых проживает более миллиона человек, – в том числе Нью-Йорка, – предоставлять бюллетени и материалы для голосования на русском языке. Этот законопроект был принят в обеих палатах Законодательного собрания штата в 2012 году, но был отвергнут губернатором из-за дороговизны. Я продолжаю бороться за то, чтобы этот законопроект стал законом. Мы должны помогать нашим русскоязычным жителям точно так же, как и другим заинтересованным и общественно активным жителям Нью-Йорка, говорящим на других языках.

М.А.: Мы знаем, что много внимания вы уделяете соблюдению прав малоимущих семей, бедных и, особенно, пожилых людей. Мы знаем ваш лозунг: «Пенсионеры – первыми!», и слышали о вашем проекте по расширению и ускорению строительства и сохранения жилья для пожилых по всему городу. Как все понимают, у русскоязычной диаспоры не так много лоббистов, и эта община сильно нуждается в такой поддержке. Мы понимаем, что у вас, как у председателя Жилищного комитета Ассамблеи штата, есть серьезная программа по жилью и для города, и для штата.

С. Симбровиц: Перед Нью-Йорком стоит серьезная проблема с доступным жильем. Многие из тех, кто переселяется, вынуждены отрываться от своих этнических общин. Из-за тех же самых проблем люди тратят больше 30% дохода на квартплату, что не соответствует стандартам доступности жилья. Самые уязвимые в этом плане – пенсионеры. По данным Контролера города Нью-Йорка за 2017 год, именно в таком положении находятся около 60% всех пенсионеров, снимающих жилье. Кроме строительства новых домов, очень важно сохранять существующее жилье – как государственное, так и частное. Это необходимо для того, чтобы бороться с нехваткой жилплощади и ростом числа бездомных. Именно поэтому, как председатель Жилищного комитета Ассамблеи штата, я позаботился о том, чтобы первым пунктом в повестке дня стоял вопрос строительства и сохранения доступного жилья. В прошлом году я добился того, что из бюджета штата 2,5 миллиарда долларов были потрачены на строительство и сохранение около шести тысяч центров социальной помощи и ста тысяч доступных квартир. На протяжении всей моей работы в Ассамблее я боролся за то, чтобы сохранять качество жизни, здоровье, безопасность и независимость наших пенсионеров. По данным того же отчета Контролера города за 2017 год, в Нью-Йорке на сегодняшней день проживает более 1,1 миллиона людей старше 65 лет. К 2040 году эта цифра увеличится до 1,4 миллиона. На пожилых пагубно действуют растущие цены на жилье, как и недавняя экономическая рецессия. Некоторые из них обнищали, у многих возникают проблемы с тем, как остаться в своем жилье или найти другое подходящее. Мы добились включения в бюджет 125 миллионов долларов на жилье для малоимущих пенсионеров, и это было для меня очень важной победой. А недавно я добился изменений в программах SCRIE/DRIE. И то, и другое ощутимо поможет нам решить проблему доступного жилья для пенсионеров. Я буду продолжать бороться и за сохранение квартир с регулируемой квартплатой – это хорошо проверенный способ гарантировать жильцам любого возраста доступное жилье.

Интервью вела Марина Адамович, главный редактор «Нового Журнала»