Выборы есть, а выбора нет. И не будет

Игорь Зотов

Январь 30, 2018



Для начала немного статистки. Правда, она от провластных социологов из Фонда «Общественное мнение» (увы, независимый Левада-Центр, объявленный «иностранным агентом» и поставленный тем самым фактически вне российских законов, не будет публиковать результаты своих исследований о предстоящих выборах), ну уж какая есть.

В конце января российский избиратель проголосовал бы так:

Путин — 69,9%,
Грудинин — 6,2%,
Жириновский — 6,0%,
Собчак — 1,5%,
Явлинский — менее 1%,
Титов — менее 1%.

Картина до боли знакомая: все ровно так, как и шесть, и десять, и четырнадцать лет назад. И тем не менее, именно эти выборы будут самыми стерильными за всю историю современной России – совершенно такими же как в СССР – без единого намека на интригу. Без выбора.

В этом нет ровным счетом ничего удивительного, поскольку за полтора десятка лет путинского правления политическая оппозиция в России практически исчезла, как вид. Так что впору вносить жалкие останки ее в какую-нибудь Красную книгу. Однако, как ни парадоксально это звучит, даже участие цинично и незаконно отстраненного от выборов Навального мало что изменило бы в общей убогой картине. И вот почему.

Дело в том, что ни политической, ни даже экономической оппозицией Навального назвать невозможно: он со своими антикоррупционными разоблачениями противостоит путинскому режиму скорее с морально-этической точки зрения, поскольку борьба с коррупцией, если и имеет какое-то политическое значение, то весьма незначительное: отнюдь не коррупция причина всех российских бед, она лишь одно из следствий, хотя внешне и весьма заметное.

«Зачистив» Навального, лишив его возможности баллотироваться на выборах, Путин убрал вовсе не политического соперника, а человека во многом похожего на себя, ведь по сути-то о политических взглядах обоих нельзя сказать ничего определенного, кроме банального: оба за некую «великую Россию». Не убери Путин Навального, россиянам бы пришлось выбирать между двумя путинами, один помоложе, другой постарше. Выбрали бы все равно привычного.

Тому есть несколько причин, первая и главная из которых та, что Путин действительно устраивает практически все население страны. Золотой дождь нефтедолларов, обильно оросивший Россию в начале его правления, оставил после себя столько богатств, что они до сих пор не проедены и не пропиты. Все время путинского правления народу России, особенно по контрасту с 90-ми, живется более или менее сытно.

Тем более, что Путин – «наш, простой мужик», к нему принюхались, притерлись.

Тем более, по свидетельству социологов, российское общество атомизировано настолько, что ни на одном уровне не представляет из себя единого целого.

Тем более, что по социологическим данным, около 40% населения страны умудряются жить вне государства.

Об это говорил недавно в своей лекции известный социолог Симон Кордонский: «Очень многие уходят в ‘тень’, по-моему, 300 тысяч организаций малого бизнеса за последний год. Они не исчезли, они перешли в ‘гаражную’ или в ‘дачную’ форму, или в какой-то другой вид промысла, ушли от государства, государство их не видит. И всем хорошо… Примерно 40% трудоспособного населения в нашей стране не имеет дел с государством, живет вне государства…»

И этот факт тоже весьма напоминает советские времена, когда граждане? отдавав государству необходимую дань, посвящали себя деятельности, не имеющей никакого отношения к «строительству коммунизма». Зачем же им и теперь что-то менять?

А путинская команда, надо отдать ей должное, весьма изощренно и оперативно трудится на политическом поле, скрупулезно выкашивая все, что на нем прорастает и грозит распуститься. Раз! - и нет росточка.

Взамен на этом месте как по мановению волшебной палочки появляются в самый нужный момент «законы Яровых», «Болотные дела», Росгвардии...

Законно ли это или нет? – этот вопрос волнует только самые отчаянные антипутинские головы, которым нет и не будет доступа к телевизору и другим СМИ, до сих пор формирующим так называемое «общественное мнение».

Разумеется, наберут свои жалкие проценты (от 0,1 до 10,1) и все остальные, уже неотделимые от него, двойники Путина - жириновские, зюганово-грудинины, явлинские-титовы, а вместе с ними и свеженькая Собчак, которая как бы «против всех», - распределив таким образом между собой те пресловутые 86% голосов избирателей, которые и близко не хотят никаких перемен.

А что же оппозиция?

Почему она так бесславно соглашается (слава богу еще, что не вся поголовно) на кандидатуру Собчак, кампания которой безусловно согласована с Кремлем? Тут следует зайти издалека.

Известный политолог Георгий Сатаров разразился в «Фейсбуке» эмоциональным, даже страстным постом под заголовком «Я призываю!», в котором, в частности, восклицает:

«ЕСЛИ МЫ, ИЗБИРАТЕЛИ, НЕ МОЖЕМ СЕЙЧАС ПОМЕНЯТЬ ВЛАСТЬ, ТО МЫ ДОЛЖНЫ МЕНЯТЬ ОППОЗИЦИЮ, КОТОРАЯ НЕ В СОСТОЯНИИ И НЕ ХОЧЕТ МЕНЯТЬ ВЛАСТЬ. <…> Вся история смены упирающихся диктаторских режимов на демократические показывает: главным необходимым условием изменений является создание ШИРОКОЙ ОППОЗИЦИОННОЙ КОАЛИЦИИ, стиснутой в единый политический кулак, объединенной единой целью – смены режима, и действующей в рамках единых для всех гарантий единства стратегии и тактики на переходный период вплоть до момента, когда оппозиционеры могут позволить себе роскошь расходиться по идеологическим квартирам. Вывод: нам нужна широкая сплоченная оппозиция, возглавляемая лидерами, способными к совместным действиям. А это совсем не те люди, которые сейчас числятся в таковых. <…> Первым шагом к созданию такой оппозиции может стать бойкот нынешних президентских выборов. Но это должна быть мощная кампания бойкота с открыто заявленной целью: ОТКАЗ ОТ ГОЛОСОВАНИЯ ЗА НЫНЕШНИХ ЛИДЕРОВ ОППОЗИЦИИ, как допущенных к выборам, так и не допущенных, но вместе неспособных к коллективным скоординированным действиям. Этот отказ – не столько наказание нынешних оппозиционеров, которых вряд ли что-то исправит, сколько предупреждение тем, кто неизбежно придет им на смену: ‘МЫ НЕ БУДЕМ ГОЛОСОВАТЬ ЗА ВАС, КОНКУРИРУЮЩИХ ДРУГ С ДРУГОМ. МЫ НАМЕРЕНЫ ГОЛОСОВАТЬ ТОЛЬКО ЗА ШИРОКУЮ ОППОЗИЦИОННУЮ КОАЛИЦИЮ’. Успешный бойкот поставит крест на политической карьере нынешних оппозиционных нарциссов и станет важным сигналом для нового поколения лидеров, которые придут на смену. Только диктовать условия должно им общество. С этого момента, и навсегда...»

Разумеется, Сатарова тут же обвинили в том, что он и сам некогда приложил свою руку к созданию этой вот бессильной, конформистской, никчемной оппозиции. И что бойкот выборов даже вреднее участия в них, поскольку дает власти безграничную свободу «каруселей», вбросов, и тому подобных фальсификаций. И так далее...

Хотя, казалось бы, Сатаров совершенно прав, потому что призывая нас на выборы, политики всех мастей предлагают нам врать, будто это действительно свободные выборы. Как только мы взяли в руки бюллетень - мы уже и соврали...

Однако дело тут принципиально в ином.

Сатаров утверждает, что настоящей оппозиции в России как бы нет, что существующую нужно менять.

Он не прав, она есть.

Есть в России, пусть и весьма малочисленная, но настоящая, не конформистская, не диванная, демократическая оппозиция режиму.

Это так называемое «Движение 14%», состоящее, в основном, из молодых людей, которые бесстрашно выходят на улицы, умудряясь предъявлять свои требования даже в этих диких условиях, в которые режим загнал протестное движение. Это не милостиво дозволенные властями шествия и митинги, а пикеты по самым разным поводам, «чтения Конституции» и прочие акции, на которые «сатаровская оппозиция» не пойдет ни за что – неуютно, холодно и опасно.

Вот что написала недавно одна из активисток Движения Ирина Яценко, предваряя публикацию открытого письма к представителям российской демократической оппозиции:

«Кто-то призывает голосовать. Ну, а вдруг второй тур.

Кто-то призывает испортить или унести свой бюллетень. Не съем, так понадкусываю.

Кто-то призывает не голосовать, а только наблюдать. Явка, кривая Гаусса, все дела.

Теперь я слышу призыв выходить в полдень 18 марта на мирную манифестацию. Вотум недоверия выборам.

У каждого своё видение того, какая тактика правильная. И ни одна сторона даже не представляет, что можно начать взаимодействовать и предложить вариант, который мог бы быть выгоден всем, оказаться наиболее действенным, ведущим к реальным переменам в стране, а не видимость борьбы.

И ни от одной серьезной политической силы я пока ещё не услышала конкретных требований:
1. Исключить из списка кандидатов Путина, как утратившего давным-давно своё пассивное избирательное право.
2. Допустить до выборов всех кандидатов старше 35 лет, не находящихся в местах лишения свободы, как того требует Конституция РФ.
3. Устранить фильтр в виде сбора подписей - совершенно ненужная процедура, позволяющая действующей власти допустить до выборов лишь тех, кого она сама посчитает нужным.

При ином раскладе ни один независимый оппозиционный кандидат не должен участвовать в абсолютно бессмысленном, предрешенном, противоправном, антиконституционном действии, которое у нас называется сейчас выборами.

Когда же мы научимся перестать махать кулаками после драки?»

И далее публикуется само обращение, которое начинается так:

«7 декабря 2017 года В.В. Путин принял решение выдвинуть свою кандидатуру на президентские выборы 2018 года.

Однако по Конституции Российской Федерации В.В. Путин не имеет права быть Президентом России.

В соответствии с Определением Конституционного суда Российской Федерации от 5 ноября 1998 г. № 134-О два срока президентских полномочий подряд составляют конституционный предел, превышение которого Конституция Российской Федерации не допускает.

То есть два срока президентских полномочий подряд являются предельными, последними, окончательными и невозобновляемыми.

Лицо, которое было Президентом Российской Федерации два срока подряд, больше никогда не может занимать эту должность.

Решения Конституционного Суда Российской Федерации обязательны на всей территории Российской Федерации для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений.

В связи с чем третий и любые последующие президентские сроки Владимира Путина являются незаконными, нарушают действующую Конституцию РФ и права каждого гражданина России.

Более того, данные действия В.В. Путина, на наш взгляд, содержат признаки уголовного преступления по статье 278 Уголовного кодека РФ "Насильственный захват власти или насильственное удержание власти"...»

Лихо?

Да.

Справедливо?

Конечно.

Но и совершенно бесполезно, поскольку ни один из «сатаровских оппозиционеров» на такие подвиги не способен.

И в этом нет ничьей вины.

В самом деле, разве можно обвинять человека в природной трусости? Разве виноват он в том, что в нем даже помимо его истинных намерений проявляются природные инстинкты, в том числе и главный - самосохранения?

Нет, конечно же.

Именно поэтому и останется без ответа обращение молодой непримиримой оппозиции к оппозиции немолодой и «примиримой»

Как без ответа останется и обращение самого Сатарова к его же, «сатаровской оппозиции».

А что же будет?

А ничего не будет.

Потому как, по зоркому наблюдению политолога Дмитрия Шушарина, обоснованному им в книге «Русский тоталитаризм. Свобода здесь и сейчас» в России тоталитарна не только власть, но и народ, и, в том числе, оппозиция. Именно поэтому, здесь и нельзя говорить о существовании оппозиции в ее западном понимании. Её нет, никогда не было, и не будет в обозримом будущем, за исключением разве что крайне малочисленной группы «Движения 14%» и нескольких диссидентов еще советской закваски и закалки.

Феномен, объединяющих власть, народ и «оппозицию» Шушарин в своей книге называет «тоталитарным сообществом», в котором Путин предстаёт как «самый народный вождь за всю историю России». Причем «демократическая оппозиция» регулярно помогает власти совершенствовать существующий режим. (К примеру, перестройка была попыткой «обновления тоталитаризма, с отказом от наиболее архаичных черт»).

Именно поэтому нет принципиальной разницы между всеми без исключения участниками так называемых выборов.

Потому что, кто бы ни пришел к власти в современной России, тоталитаризм никуда исчезнет, он просто будет слегка модифицироваться, как бы подстраиваясь под личные качества нового «вождя».

Вождя, который отнюдь не является персонажем равноудаленным от всех политических сил и якобы стоящим над схваткой, каковым усиленно пытаются представить Путина.

Вовсе нет.

Этот персонаж, если избегать уголовной лексики, прежде всего - главный «выгодоприобретатель», который раздает по своему собственному усмотрению и исходя из нужд текущего момента (проще говоря, для сохранения власти) проценты, полученные со своей выгоды тем, кому они нужнее.

Только и всего.

Ровно такими же выгодоприобретателями, но наследственными, были и все русские монархи, а после них – и все советские и постсоветские вожди без малейшего изъятия. Кому-то из них не везло, и они теряли власть; кому-то, наоборот, удавалось кормиться и окармливать баснословно долго. Но смысл от этого не менялся.

Такое положение изменится лишь тогда, когда в России иссякнут природные ресурсы, позволявшие до сих пор сравнительно безбедно существовать всем ее выгодоприобретателям.

Вот тогда-то и начнутся в стране настоящие выборы.

Но это произойдет еще очень нескоро.