Товарищ ханжа

Дмитрий Стахов

Сентябрь 29, 2018



Иногда проскальзывает мысль – это всё несерьезно, правда? Ведь очень многого из того, что происходит в последнее время, просто не может быть.

Да, некоторые события развиваются по сценарию «что смеха, что кровищи», но, с другой стороны, воспринять всерьез происходящее крайне трудно. Несмотря на то, что гибнут люди. Или страдают. Но их смерти и страдания выглядят как фрагменты «черных» комедий. Ну, если угодно, – драм.

Примеров множество. Остановимся на ключевых, практически перекрывающими всё пространство отечественной жизни. Их, для полноты картины, лучше дать вперемежку.

Отравители или те, кто должен отравителей прикрывать, не нашли «Солсберецкий» собор, но зато по номерам их паспортов оказалась «вскрыта» длинная цепочка офицеров ГРУ. Рукожопые (слово «жопа» судьбоносным решением Роскомнадзора, к которому мы ещё обратимся, остается допущенным к употреблению) работники Роскосмоса просверливают дырку в космическом корабле, но их начальник обвиняет – нет, не тех, кого обвиняют обычно, - американских астронавтов. Проигравшая выборы во Владимирской губернии губернаторша утверждает, что за время её каденции были построены дороги, превосходящие по всем параметрам германские автобаны. Глава одной из мощнейших силовых структур, в опереточной форме, считая, что уязвлена его офицерская честь, публично вызывает «на кулачки» поймавшего его на воровстве, а поймавшего, после 30-ти суточного ареста, арестовывают вновь, дав ему побыть на свободе чуть больше 5-ти секунд. Не имеющая системы опознавания «свой-чужой» устаревшая российская ракета сбивает российский же самолет с пятнадцатью офицерами, в произошедшем обвиняют… - да, в этом случае уже тех, кого обвиняют обычно, - государственные мужи призывают объявить войну той стране, чьи реактивные истребители якобы прикрывались тихоходным винтомоторным самолётом-разведчиком, а спикер министерства обороны выступает с речью, содержание которой прямо противоречит тем слайдам, которые демонстрируются за его спиной. Этот же генерал, пытаясь доказать, что ракета (уже другая), сбившая пассажирский самолет с гражданскими лицами, была передана другой стране, при этом демонстрирует документы, по датам на которых получается, что ракету сначала передали, а лишь потом произвели. Генералу ФСБ возвращают 2 (два) миллиона долларов, которые он давал в качестве взятки осужденному государственному чиновнику, при том что происхождение миллионов никому неизвестно, но зато у генерала очень честный взгляд ярко-синих глаз...

На этом искрящемся фоне такие мелочи, как полтонны кокаина на территории диппредставительства, опечатанный пакет для Госхрана с кладом золотых монет, в котором после вскрытия обнаруживаются не монеты, а гаечные ключи и канцелярские степлеры, или квартира подполковника МВД, до потолка заполненная миллиардами рублей, кажутся уже чем-то незначащим. Общее состояние умов таково, что вполне можно поверить, будто подполковник выиграл миллиарды в интернет-казино и ему их вот-вот возвратят с извинениями; что кокаин на самом деле - зубной порошок, и золотые монеты мановением волшебной палочки спаялись в гаечные ключи.

Тут уж не знаешь – плакать или смеяться. В России и то и другое теперь неразрывны. Плачешь, а рот кривится в ухмылке. Улыбаешься, а на глазах слёзы.

Политологи, да и вообще люди серьезные, видят в таких примерах признаки крушения самой государственности. Им кажется, будто совмещение противоположностей, всё тех же слёз и смеха, суть предвестие конца.

Они ошибаются.

Плюс на минус хоть и дает минус, но в уравнение подставляются всё новые и новые значения переменных - и процесс идет. Он вечен. Потому только, что не государственность определяет суть населяющих географические просторы людей, а люди определяют эту государственность. Как и просторы, между прочим. Государственность такова, каковы люди. Люди – за исключением отравленных, погибших, сгоревших, – продолжают свое существование. Их, судя по всему, происходящее вполне удовлетворяет. Что с того, что кто-то плачет сквозь смех? Такие ничего не решают...

...Существует неверное, но очень популярное мнение будто люди всегда и во всем руководствуются материальной выгодой. Что только она или она по преимуществу определяет их поведение. Придерживающиеся этого мнения – искренне или нет, не суть, – забывают, что выгода, проще – деньги, бабло, капуста и пр. – лишь цель, конечно очень-очень важная, но потребная для реализации мотивов. Что же в действительности движет опереточным генералом или организаторами провалившейся переправки кокаина? Что там у них, при всей их непохожести, внутри?

Там – сложные машины, в которых колёсики вращаются, цепляют друг друга, иногда прокручиваются вхолостую, ломаются и соскакивают с осей. И один тип колёсиков в наше время становится всё более и более преобладающим. Это колёсики власти, принадлежности, силы, смазкой которым служит ханжество и лицемерие.

Без этой смазки внутренние машины всех героев наших дней застопорятся, а сами герои замрут так, словно в них закончилась смазка. Собственно, ханжам и лицемерам, коими являются все наиболее яркие «фигуранты» последних дней, замереть предстоит всё равно. По окончании их земного пути. Как-никак Данте определял их в восьмой круг Ада, точнее в шестой ров этого круга, где лицемеры и ханжи обречены, будучи закованными в свинцовые мантии, на вечные страдания.

Для того, чтобы увидеть, как ханжеством пронизано всё вокруг, не надо обладать особой оптикой. Мода видеть вокруг грех стала распространяться с пугающей скоростью. Отцы Церкви учат, что окружающий грех видят в первую очередь именно грешные люди. И видят они его и обличают с пугающей серьезность, даже – с исступлением, будучи начисто лишенными чувства юмора и, тем более, – иронии.

Ханжество наших дней отлично от двоемыслия прежних времен. Именно сейчас стали так популярны расплывчатые понятия «нравственность», «духовность», «справедливость», «честность», «гуманизм», «принципиальность» и тому подобное. Оценочные суждения, не подкрепленные никакими фактами, но наполненные «высокими» значениями, призваны создать вокруг и построившего автобан губернатора, и генерала, вызывающего на дуэль сидящего под арестом человека, коконы показного благородства.

Сейчас одним из орудий воинствующего ханжества стала борьба за чистоту языка, в частности - за искоренение из обихода «обсценной» лексики. Язык, таким образом, стал главным орудием ханжей, но, с другой стороны, тем, что помогает их идентифицировать. Главным для лицемеров, судя по их поступкам, высказываниям и поведению, становится соблюсти пристойность, внешнюю опрятность, оградить от пагубного воздействия нехороших слов – они пребывают в святой уверенности, будто это в их власти, - неразумных прочих и особенно - «подрастающее поколение». Лицемеры почему-то убеждены, что то, что в просторечии обозначается как «маты», приходят к будущему пользователю через книги, фильмы, песни, театральные постановки. Им не хватает времени чтобы пройти по улице и услышать, как разговаривают подростки или мамаши с колясками на детской площадке. Ага, все они читают, ходят в театр и тому подобное.

Самое прекрасное, что в ханжеской борьбе с нецензурной лексикой ведущую позицию занимает Роскомнадзор, в апреле текущего года добавивший к законодательно закрепленному списку запрещенных слов («нецензурное обозначение мужского полового органа, нецензурное обозначение женского полового органа, нецензурное обозначение процесса совокупления и нецензурное обозначение женщины распутного поведения, а также все образованные от этих слов языковые единицы») ещё одно слово – на букву «м», но не мужского рода. Любопытно, что сделано это простым распоряжением. Все прочие слова, например – разрешенная «жопа» и образованные от этого слова языковые единицы, - допустимы с ограничением «16+» и на радио-телевидении после 21-го часа.

Милое дело! Показать до 21-го часа по общедоступному каналу сцену убийства, перерезания горла допустимо, а сказать там же – «ну что же вы, слово на букву «б», делаете!» - нет. Показать представителя министерства обороны можно, прокомментировать его выкладки (или интервью Петрова-Боширова) словами (в переводе на русский) «not fuck brains!» - ни в коем случае.

Пафос этого затянувшегося и путанного текста вовсе не в том, чтобы добиваться снятия ограничений на матерщину. Просто ханжи и лицемеры используют язык, как ещё одно оружие. Они пытаются говорить на языке нормальных людей, хотя именно для них запретные слова были бы в самый раз. Представим генералов, губернатора и прочих изъясняющихся именно так. Как на самом деле они и должны говорить. Это бы многое изменило.