Россияне не хотят жить в средневековье

Алина Ильина

Февраль 23, 2017



В Санкт- Петербурге гражданское движение «Весна» провело уличную акцию. На импровизированном боксерском ринге активисты представили три сюжета: внук-алкоголик избивает пенсионерку, муж колотит жену и физическое наказание ребенка. Так питерские акционисты отреагировали на состоявшееся в пятницу 27 января 2017 года окончательное решение Государственной Думы о выведении незначительных побоев близких родственников (не повлекших физической травмы и утраты трудоспособности и зафиксированных впервые) из юрисдикции Уголовного кодекса и переводе ее в юрисдикцию административного права. На практике это означает то, что если до сегодняшнего момента за избиение жены или ребенка можно было получить до 2 лет тюрьмы, то после принятия поправок обидчик отделается штрафом до 30 000 рублей (500 долларов США), но может быть заменен задержанием до 15 суток или исправительными работами до 360 часов. В прошлом году статья 116 УК («побои») уже была облегчена, из УК были выведены легкие побои посторонних лиц. Избиения родственников оставались в УК. Теперь, после 3-го чтения 380 депутатов российского парламента поддержали декриминализацию побоев, трое голосовали против.
В преддверии последних чтений по российским городам пошли акции протеста, инициированные женскими и правозащитными организациями, в федеральных и региональных СМИ появились многочисленные публикации, предостерегающие от опасного, по мнению авторов и экспертов, решения. Примечательно, что против декриминализации побоев в семье выступили люди самых разных взглядов и политических убеждений, практически все серьезные эксперты и даже силовые ведомства. Среди критиков поправки - Министерство внутренних дел, Научно-исследовательский Института Прокуратуры РФ, Института судебной психиатрии имени Сербского, Общественная палата РФ, Совет по взаимодействию с гражданских обществом и правам человека РФ при Президенте РФ, Ассоциация кризисных центров «Анна», Консорциум женских организаций, десятки гражданских инициатив, рядовые юристы и полицейские. Женские организации просили оставить в УК уголовную ответственность за избиения беременных женщин и детей, но это не прошло.
Инициаторы поправок, в частности депутат Ольга Баталина, не приводя статистических данных, заверили, что общество давно ждет декриминализации побоев в семье, сенатор Елена Мизулина уже не в первый раз сказала, что главная проблема в семье- не домашнее насилие, но агрессия со стороны женщин и отсутствие уважения к мужчине. Статистика полиции говорит об обратном.
Первые официальные данные о числе жертв жестокости в семье, опубликованные почти 20 лет назад, ужаснули: от рук мужей, партнеров и других близких в России год погибает более 10 тысяч женщин и до 2 тысяч детей. Цифра, сопоставимая с числом советских солдат, убитых за все время Афганской кампании. Только в 2015 году было совершено 50 тысяч насильственных преступлений в семье.
Руководитель ассоциации кризисных центров «Анна» Марина Писклакова- Паркер считает, что эта цифра сильно занижена, так как 70 % женщин, обратившихся в кизисные центры, никогда не заявляют в полицию. Новая поправка, смягчающая наказание насильникам, считают эксперт, еще более уменьшит число официальных жалоб и уведет проблему в тень. С ней солидарна член Президентского совета по правам человека Светлана Айвазова, считающая решение ГД очень опасным симптомом и шагом назад в защите жертв насилия. Один из немногих проголосовавших против поправки депутат Сергей Шаргунов считает, что она противоречит Конституции, запрещающей насилие как таковое. Адвокат Мари Давтян, напоминает, что речь идет не о шлепках, а о насилии над личностью, прежде всего, над несовершеннолетними. Поправка, считает она, только усложнит положение жертв домашнего насилия, тем более что в законодательстве на сегодняшней день нет четкой формулировки жестокости в семье. Юридическое определение домашнего насилия предлагает законопроект о предотвращении семейно-бытового насилия, который находится сегодня на рассмотрении в Государственной Думе. О необходимости такого закона уже давно говорят не только эксперты и правозащитники, но и полицейские, которым нужен четкий механизм действий по защите жертв и профилактике жестокости в семье.
За последние 25 лет осмысление проблемы домашнего насилия в российском обществе значительно трансформировалось. В 1991 году она воспринималась большинством как частное дело. Хорошо помню, как несколько месяцев убеждала Виталия Коротича, главного редактора флагмана перестройки журнала « Огонек», публиковавшего страшную правду о советском прошлом и настоящем, поместить текст об избитых женах. Он долго не мог понять, что это важная тема, такова была сила стереотипов. Сегодня – во многом благодаря огромной работе женских организаций и сотрудничеству российских и международных инициатив - люди осознают, что это преступление, которое должно быть наказано. Даже в популярных сериалах хорошие копы защищают жертв насилия и наказывают распускающих руки мачо. И одним из инициаторов закона о предотвращении насилия наряду с правозащитниками было Министерство внутренних дел.
Российские парламентарии очередной раз не услышали ни пострадавших от насилия, ни представителей гражданского общества, ни профессионалов.
Еще более грустно, что непродуманное , по мнению всех экспертов, решение не только усложним принятие долгожданного закона о жестокости в семье, но и, скорее всего, даст зеленый свет ультра - правым националистическим группам ( к сожалению, пользующихся все чаще поддержкой власти) вроде «православных родителей» или «ночных волков», которые обвиняют во всех бедах России внешних врагов и «пятую колонну», отравленную либеральным вирусом защиты прав человека. По их мнению, либералы и феминистки, защищающие жертв насилия, покушаются на самое святое – неприкосновенность семьи, основу так называемого самобытного Русского мира. Эти же группы приветствовали при этом избрание Трампа как знак победы «нормальных американцев» над ЛГБТ, феминистками и либералами...
Важно понимать, что эти маргиналы, сколько бы они не кричали, на самом деле не выражают мнения российских людей. Нужно услышать живых мужчин и женщин, которые не хотят жить в средневековье или самодержавно-советской лубочной идиллии, придуманной проворными имиджмейкерами, но надеются увидеть в России уважение к личности , защиту слабого и неотвратимость наказания для насильника.