Плохой признак

Нейрад Клироваськин

Май 27, 2018



Слабая память – плохой признак. Если бабушка забыла поздравить вас с именинами – не доверяйте ей больше мыть посуду, – и руки её уже не те, что прежде.

Буквально в три недели уложились юбилеи двух крупнейших исторических фигур отечественной истории: в предпоследний день апреля исполнилось 200 лет со дня рождения императора Александра Второго, а на 18 мая пришлось 150-летие его внука Николая Второго. И в том и в другом случае государство словно впало в беспамятство.

  

Да, были какие-то выставки, другие «мероприятия», проведённые разными бюджетными учреждениями, однако на высшем уровне, какого заслуживают царь-освободитель и царь-страстотерпец, о них не вспомнили: ни возложений венков, ни торжественных заседаний не состоялось.

Даже такого символического знака внимания, как выпуск почтовых марок, оба Романовы не удостоились. В отличие, скажем, от члена-корреспондента РАН Г.В. Кисунько, которому в нынешнем году было бы сто лет.

Правда, приятно, что министерством связи не забыты писатели-юбиляры. В честь 150-летия Максима Горького целый блок вышел, и на 200-летие И.С. Тургенева и 100-летие А.И. Солженицына что-то готовится. Кстати, торжество по первому случаю уже прошло, старый памятник в Москве заново открыли, однако цветы к нему от первых лиц так и не легли. Они даже два шага из своих кабинетов до кремлёвской стены не сделали, чтобы урне с прахом его поклониться.

Знатоки современной бюрократии тут объяснят: мол, о классиках литературы указы президентские вышли, и почтовики ими руководствовались. Так и я о том же: никакого внимания истинным венценосцам суррогатный не оказал.

К слову, настораживает отсутствие до сих пор его подписи под актом, позволяющим начать подготовку к празднованию 150-летия со рождения И.А. Бунина в октябре 2020 года. На федеральном портале проектов он уже четыре месяца значится как подготовленный. А ведь по поводу юбилея Ф.М. Достоевского, отмечаемого гораздо позднее, указ давно вышел, и не за два, а за пять с лишним лет до события.

О чём всё это говорит?

Похоже, мы постепенно возвращаемся к идеологии советской эпохи, где цари в качестве государственных деятелей, заслуживающих всеобщей памяти, не рассматривались. Казалось бы, для Александра Второго можно было сделать исключение. Всё-таки вошел в историю как освободитель крестьянства от крепостной зависимости и Болгарии от турецкого ига, как реформатор армии, учебных заведений, судебной системы и местного самоуправления. Ан нет: старые стереотипы мышления не позволяют. А новых, похоже, мы не выработали. И ведь с тем же Буниным очень показательно получается. Горький по-прежнему свой, классово близкий, пролетарский. Его 150-летие поэтому отмечать надо. Насчёт же нобелевского лауреата – многомесячные сомнения: он ведь эмигрировал, советскую власть не признавал, в отличие от Куприна раскусил столь любимый снова сталинизм и не пожелал ринуться в его объятия (впрочем, указа о праздновании аналогичного юбилея наивного возвращенца нет даже в проекте).

Продолжая тему филателии, нельзя не заметить и выпущенную на днях марку к 200-летию Карла Маркса. Выходит, соавтор коммунистического манифеста для наших властей по-прежнему значим, а родившийся на неделю раньше государь Александр Николаевич, с кого некоторым стоило бы брать пример, – нет. Правда, о деяниях его почтовое ведомство всё-таки не забывает. Вот и сейчас, за месяц до юбилея подготовило блок к не очень круглой дате – 140-летию освобождения Болгарии. Однако изображены на нём лишь три забытых генерала, а не император, постоянно находившийся в действующей армии, не Верховный главнокомандующий (им был Великий князь Николай Николаевич) и даже не легендарный М.Д. Скобелев, которого сами болгары считают своим национальным героем.

Самое печальное, что и общество начинает приспосабливаться к вкусам кремлёвских начальников. Что мешало достойно отметить двухсотлетие Александра Второго тому же адвокатскому сообществу, которому он дал жизнь в России; благодарным потомках тех, кому он разрешил беспрепятственно расселяться по всей стране; не говоря уж о многомиллионном крестьянстве, чьи депутации из разных губерний должны были 29 апреля вереницей шествовать к памятнику возле Храма Христа Спасителя?!

Не пришли.

Не вспоминали восемнадцатого мая, как того требует долгожданное покаяние, восседающие в кремлёвских кабинетах и жертву своих идейных предшественников.

Одно лишь успокаивает: когда слабеет память – и руки перестают крепко держать. Неважно что: посуду или власть.