О перспективах Ксении Собчак как «преемницы Путина»

Сергей Митрофанов

Февраль 28, 2018



Выдвижение Ксении Собчак» останется в памяти потомков одним из самых интересных и в каком-то смысле загадочных сюжетов президентской кампании-2018. При этом сразу оговоримся, что он, безусловно, не будет иметь отношение ни к тому, кто в реальности займет президентское кресло после 2018-го года, ни к тому, каким образом в реальности будет осуществлен транзит власти. Как не станут к нему иметь и другие якобы претенденты на президентское кресло, коих еще, кроме Путина, насчитывается семь человек, - «семеро смелых». Можно вообще будет сказать об этих выборах, что проблема необходимой для страны политической ротации людей и идей на них не решалась вовсе, а транзит осуществлялся вне политической конкуренции. Однако, как часто бывает в Истории, с феноменом выдвижения К.Собчак сквозь старый изживающий себя порядок, пока еще робко, проглянул некий новый порядок, и, похоже, мы стали свидетелями того, как пунктиром наметилась смена политической парадигмы.

Можно, конечно, спросить: почему новый порядок проглянул с гламурной К. Собчак, а не проглянул, в таком случае, с героическим оппозиционером Навальным?

Ответ, в общем-то, ясен. Дело в том, что Навальный изначально взял курс на резкий слом Системы, что никак не могло оказаться привлекательным для потенциальных агентов Системы, встроенных в нее, получающих определенные блага и, так или иначе, мечтающих не о сломе, а, скорее, о косметическом «улучшении». И хотя Навальный развернул по всей стране сеть оппозиционных штабов (чего никому до сих пор не удавалось в Новой России) и популярен как никто другой в лагере оппозиции (причем, возможно, вообще является единственным классическим политиком во всем российском политическом театре, добивающимся своих целей политическими методами), он очевидным образом уперся в стену и консолидировал против себя жесткое сопротивление силовых структур. Беда в том, что судьба, которую обещает связь с нынешним Навальным, чревата арестами и ссылками, что вряд ли вызывает восторги у большинства добрых бюргеров. Они еще пойдут за Навальным, как в 90-ые пошли за Ельциным, но только тогда, когда обрушение Системы станет явным и о нем будет объявлено официально. А пока что…

...К. Собчак – идеальна на роль «преемника переходного периода». Во-первых, она происходит из того же круга, из которого происходит Власть. Ее отец мнил себя другом и учителем нынешнего и, надо думать, еще некоторое время будущего президента, мечтал вернуться из эмиграции в Россию председателем парламента (во всяком случае, он мне об этом прямо говорил, когда я встречался с ним в Париже), намеривался пассионарно продолжить то, что не удавалось продолжить при позднем Ельцине.

Во-вторых, она либеральна без лишней народности. В сети гуляет звуковой ролик, в котором дама, голосом похожим на голос Собчак, костерит соседей и их детей за то, что они мешают ей отдыхать после работы. В ранних своих выступлениях К. Собчак советовала россиянам больше трудиться для улучшения своей жизни, как делает это сама Ксения, - по двенадцать часов день, что безусловно не могло не раздражить простых россиян и не прийтись по вкусу российским олигархам. Тогда Ксения, видимо искренне, не понимала, что любимая работа ассенизатора и изнуряющая каторга телеведущей ток-шоу - несколько разные работы и по-разному оплачиваются.

Чем-то она действительно похожа на ту девочку, которую держал на руках Сталин, которая потом выросла и которая со всем уважением к патрону решила исправить то, что посчитала в созданной им Системе неправильным.

Так, ее нынешние политические предложения являются отражением мучительных попыток правящего класса найти выход из крымского тупика, но чтоб не испытывать при этом очередного версальского синдрома. Ксения прекрасно понимает весь негатив, который обрушился на Россию в связи с аннексией злосчастного украинского полуострова, но преодолеть катастрофу предлагает паллиативными методами, вроде повторного «честного» референдума, – нереального ни по политическому смыслу, ни по технологии.

В достаточно жестоком и нетерпимом к «выскочкам» общественном мнении К. Собчак выполняет две утилитарные функции. Противостоит плану бойкоту выборов-2018, считающемуся единственно оправданной стратегией в широком кругу оппозиционеров, и работает на увеличение явки, что должно повысить легитимность переназначение Национального лидера. В этом смысле - да, подозрения, что К. Собчак – проект Кремля, считаются вполне обоснованными. Однако мы знаем, что любой проект, выпущенный в свет, через некоторое время теряет свое первоначальное авторство, в том числе и с помощью подключившихся в него помощников.

К.Собчак поддержали либеральный экономист Е.Ясин, принципиальный и честный правовед Е.Лукьянова, за ее кампанию взялась известный либеральный политтехнолог М.Литвинович с репутацией настоящего мага политических технологий. В то же время известный политический аналитик В. Пастухов предположил вероятность существования «проекта преемницы Собчак» как проекта некоего «глубинного государства», в котором делается упор на создании более широкого канала контактов с Западом и восстановлении западнистских институтов в России при компромиссном сохранении большинства позиций правящего класса, но с постепенным оттеснением Путина от дел. Еще его называют проектом Большой сделки.

Другой известный аналитик и мой товарищ А. Морозов считает, что от «кандидатства» Собчак в сухом остатке может получиться возникновение системной либеральной партии и небольшой либеральной фракции-гетто в Думе, что – будем честными - на безрыбья тоже шажок вперед. В патриотическом лагере, однако, идут много дальше, запугивая страшной К.Собчак как претендентом на пост будущего губернатора Санкт-Петербурга. Произойдет это - неизвестно, скорее всего, нет, но Марина Литвинович исходит из приципа «вам шашечки или ехать?». Ибо «большая» либеральная революция когда-то еще случится в России, а сегодня мы, мол, создаем площадку переговоров, политический инструмент, повышаем ставки, чем, например, стало обращение К.Собчак в Верховный суд по поводу неконституционности выдвижения Путина на четвертый срок (или пятый, если считать президентство Медведева притворным).

На самом деле, про неконституционность вечного Путина знают все – от мала до велика, но кто, кроме мальчика, сказал, что король – голый, или, вернее, кроме Собчак предпринял по этому поводу публичные действия?

Конечно, «проект Собчак» – это пока что фантом, фантазия. У нас нет никаких оснований считать, что «глубинное государство» существует и что оно не совпадает буквально с путинским ареопагом, тем более, что оно способно на перемены, так как понимает самоубийственность прежнего курса. «Преемницей Путина» К. Собчак ставится лишь в альтернативной реальности. Но все-таки меня не покидает ощущение, что старый порядок, как в романе Набокова, начинает рассыпаться, а в этом случае даже фантазии могут вызвать эффект лесного пожара.