О маленьком медвежонке и большой политике

Марина Тихонова

Январь 30, 2018



из серии «моя media fran-шиза», №3: кино-экологическая

У жизни – свой сценарий. Сколько живу – столько и убеждаюсь. Иногла отчаяние хватает за горло, трепещешь испуганной ланью, сходишь с ума от абсурда происходящего... Но вдруг присмотришься – и вот вам сюжет, ясная фабула, четкая логика, тонкий стиль... Как-то расслабляешься сразу, начинаешь дышать. Так что – читайте и настраивайте дыхание, чувства и мысли.

Вот, скажем, 2017-ый, потрясший событиями российского обывателя. Вдруг в марте – еще снег то ли не сошел, то ли не выпал – 82 российских города содрогнулись от протестных антикоррупционных маршей... Все удивлялись, гадали – «ящик пандоры», мол... А не ящик вовсе – ларчик, и открывается просто: предыдущий 2016-ый год был... Годом кино. Посмотрела молодежь «Он вам не Демон», подумала – и к весне поняла да вышла... А вот и еще о пагубном влиянии Года кино: держивласти тоже что-то такое посмотрели-подумали – и завели дело на режиссера Кирилла Серебренникова (неважно, что времени на думы боярские чуть побольше понадобилось, до конца весны, – зато масштаб поболе - и театр одним махом прихватили.) Скажете, глупости все это... Не знаю, не знаю... Вот 2017-ый объявили Годом экологии – и уже в декабре стали думать-решать, а не пора ли из Красной книги кой-кого исключить... Еще январь на дворе – а из Книги уже убрали снежного барана да гималайского медведя. Бедные российские ученые возопили, конечно: мол, это все некое охотничье лобби в Думе, которому «интересно оставить гималайского медведя за пределами Красной книги, так как это объект валютной охоты: охотиться на гималайского мишку приезжают иностранцы, к тому же его лапы популярны в восточной медицине»... Ой-ёй-ёй, лапы вы непопулярные... Не понимаете, что это – судьба, последствия, так сказать, прошедшего в 2017-ом Года экологии. 365 дней защищали медведя? – И будя. Кончилась кампания. Другая наступает. Под академический шумок (не марши, не испугают!) министр природных ресурсов и экологии РФ Сергей Донской сообщил, что из Красной книги исключат еще серого дельфина и малую косатку, а также морскую свинью... НУ СВИНЬЮ-ТО ЗА ЧТО?!! Я думаю - за компанию в кампании. Просто не повезло свинье.
И что смешно: в России разлюбили медведей!!! Одних, живых еще, вычеркивают из Красной книги (потому что кто-то из депутатов - большой любитель медвежатины), других, таких обаятельно-киношных, снимают с экрана. Причем, всех медведей не любят, просто по факту: ты – медведь? – Не люблю! Не только гималайского обижают, а еще и английского. Из фильма на тему «приключения медвежонка в Великобритании». Но только на этот раз - приключения медвежонка в России. С прокатом фильма «Паддингтон-2». Запретили киномедведя показывать россиянам. Прокатчики ахнули, деньги зрителям начали было возвращать. – А чему удивляться-то? Не евстигнеевские же «итальянцы в России». С капитаном Мироновым. Самый настоящий английский медведь – кстати, смахивающий на гималайского (и что китайские товарищи скажут?.. – тоже ведь вопрос). Этот английский Паддингтон – с самого начала был обречен. Англичанин – а сами знаете, какие между странами нескладные отношения, имя – вокзальное, бомжеватое (тут и тема незаконной миграции проступает – вспомните, как он в Лондон-то попал...), принадлежность к меньшинствам (причем, сразу ко многим!) – словом, для России - иностранный агент. К тому же – не будем забывать про 2016-ый... Спросите – при чем тут 2016-ый? – Как причем? – А ГОД КИНО?.. Чуствуете, как рефлексии-то тянутся оттуда, какие мощные аллюзии и ассоциации – цепляются прямо так одна за другую, одна за другую... Между прочим, вопрос: не было ли у медведя отношений с известным режиссером?.. А если в марте марши пойдут, оплаченные Паддингтоном?..
Ну в чем еще признаться?.. Трепещу. Вот наступивший 2018-ый объявлен в России годом добровольца-волонтёра. А добровольцы – они ведь бывают разные... Кто поумнее, волонтерит на президентских, кто поглупее – на оппозицию, совсем дурачки – в хосписах (но их немного – и хосписов, и дурачков). А вот кто самый умный да решительный, кто держит хвост трубой и по ветру, кто как в старой советской песне: «комсомольцы-добровольцы... сквозь огонь мы пройдем, если нужно»... Нужно, нужно. И в Сирию нужно, и куда поближе. И заметьте: именно в год добровольца внесен в Думу законопроект о легализации частных военных компаний. С доброй здоровой целью узаконить нелегальных пока – но таких реальных – наемников, ввести их в государственный статус добровольцев...
Впрочем, есть и приятный момент в начавшемся 2018-ом: следом за ним грядет – и он точно будет – год 2019. Который – по ясной уже логике – разоблачит Год добровольца. Здесь только одно тревожит: справится ли бурый медведь с гималайским? Да еще и обиженным. Ведь их всего и осталось-то 6 тысяч... – хотя, с другой стороны, еще и снежный баран унижен. Да и морские свиньи – такие свиньи...