Мой дедушка Федор Стравинский

Мария Стравинская

Май 27, 2018



Меня часто спрашивают, как случилось, что у меня было два дедушки со стороны мамы. История моей семьи уходит в далекое прошлое и довольно сложная. У моего прадедушки Игоря Стравинского и его жены Екатерины было четверо детей: Федор, Людмила, Святослав (Сулима) и Милена. В 1935 году, в Париже, Людмила вышла замуж за поэта и литературного критика Юрия Мандельштама.

Вскоре у них родилась дочь Катерина (Китти), моя мама. Жизни Людмилы и Юрия оборвались при трагических обстоятельствах. В 1938 году, в возрасте 29 лет, Людмила умирает от туберкулёза. В 1943 году погибает в Освенциме Юрий. Ему едва исполнилось 35 лет. Китти остается круглой сиротой.

Тогда Игорь Стравинский и попросил своего старшего сына Федора удочерить племянницу. Таким образом, своего родного дедушку Юрия Мандельштама я знала только по рассказам родных, а Федор Стравинский был единственным, кого я называла «дедушкой» и с которым я разделила много прекрасных моментов жизни.

Я помню его студию, наполненную таинственным светом, в ней – копии рисунков, дивные пастели и всевозможные макеты будущих картин. Когда художник работал, он никого не пускал в свою студию, но какая же это была радость, когда дверь распахивалась, и мы могли погружаться в его таинство, видеть его новые работы, свободно разгуливая между полотнами его картин.

Прошло почти 30 лет с тех пор, как я слышала в последний раз его теплый и глубокий голос, но еще и сейчас я отчетливо его помню. Он любил рассказывать всевозможные истории, и у него было прекрасное чувство юмора. Дедушка был очень скромен, почти никогда не говорил о своих работах и не любил быть центром внимания. Таким образом, его картины никогда не обсуждались.

Я помню, как однажды он позвал меня зайти к нему в студию. Какая привилегия! Это была удивительная комната, каждый уголок которой напоминал о нем. Студия его, конечно же, занимала самую большую комнату в доме – с высоким потолком, стенами, выкрашенными в белый цвет, и вся наполненная светом. Сейчас я жалею, что у меня не было тогда фотокамеры, чтобы запечатлеть эту удивительную картину. На одной стороне комнаты стояли мольберты, картины, коробки, полки с какими-то таинственными предметами. На другой стороне, между двух больших окон, был большой стол, над которым висело красивое зеркало. К стене были прикреплены открытки, рисунки, написанные от руки цитаты из Библии. И, наконец, с другой стороны стоял старый диван, покрытый красным пледом. Помню, я уселась на этот диван, и дедушка попросил меня внимательно рассмотреть десятки картин, которые были перед моими глазами. Что я и сделала. Когда он спросил меня, какая из них мне больше всего понравилась, я так растерялась, что смогла только ответить – «все». Возможно, что мой искренний ответ удовлетворил его, он улыбнулся и немедленно вышел из комнаты рассказать остальным членам семьи о моей реакции.

Он никогда не учил рисовать ни меня, ни других людей. Может быть, за всю свою жизнь он и имел только одного или двух учеников. Недавно мне довелось встретиться с ее королевским высочеством, Марией-Габриэллой Савойской, дочерью Королевы Марии-Хосе, которая была близким другом моего дедушки. Она рассказала мне, что ей посчастливилось взять несколько уроков у Федора Стравинского. Я понимаю, что он не мог отказать королеве в обучении рисованию ее дочери, с которой его связывала тесная дружба.

Была у меня еще одна возможность проникнуть в студию дедушки, когда мне было лет восемь. Мы обедали в столовой, когда дедушка вдруг провозгласил, что у него есть для меня сюрприз. Я была очень взволнована, не зная, что же мне выбрать – новый свитер или золотую рыбку. К концу обеда дедушка объявил, что настало время нарисовать мой портрет. Должна признаться, что я была сначала несколько разочарована идеей позировать для портрета часами, без движения. Однако мне посчастливилось провести с дедушкой много часов, каждая минута этого общения сейчас мне особенно дорога и навсегда останется в моей памяти.

Старший сын известного композитора Игоря Стравинского и его жены Екатерины Носенко родился в Петербурге, в 1907 году. Федором назвали его в честь деда, певца и актера, сделавшего блестящую карьеру в Мариинском театре. Федор прожил все ранее детство в России, но начало Первой Мировой Войны заставило семью покинуть в 1914 г. родину, и семья поселилась в Швейцарии, а затем, в 1920 г. переехала во Францию. Жизнь Федора в Париже 1920 гг. была бурной: он посещал с родителями студии Пикассо, Дерена, Брака, Кокто и др. Артистическое окружение с раннего возраста повлияло как на развитие его личности, так и на развитие таланта. Федор всегда мечтал стать художником, и его отец, который любил пластическое искусство, поддерживал желание сына. В 13 лет Федор заявил отцу: «Я хочу стать художником». Отец ответил: «Прекрасная идея, до тех пор, пока она существует».

В 1930 году Федор Стравинский поступает в Академию Андрэ Лотэ в Париже. С тех пор он развивался в живописи в двух направлениях: живопись на мольберте (портреты, пейзажи, натюрморты) и настенная живопись (витражи, фрески, мозаики, часто на религиозные темы). Все эти работы нашли свое место в церквах Швейцарии, Франции, Италии, Голландии и Бельгии.

Мой дедушка умел легко очаровывать людей, был человеком высококультурным, утонченным, и эти его качества отразились в его работах, выписанных в теплых и светлых тонах. Церковное искусство, вдохновленное его глубокой верой, играло в его жизни важную роль. Папа Павел IV наградил Федора Стравинского в 1977 году за служение Церкви своим искусством и возвел его в Рыцари Святого Георгия Великого.

Несмотря на то, что он был сыном великого композитора, Федор Стравинский никогда не чувствовал себя в тени славы своего отца. По духу он был человеком свободным и знал, как выразить свои чувства и независимость и в жизни, и живописи.

Федор Игоревич Стравинский умер в Женеве в 1989 году и похоронен под Парижем, на русском кладбище Сент-Женевьев-де-Буа рядом с матерью, сестрой Людмилой и бабушкой Анной Холодовской (Стравинской).

Перевод с английского Елены Дубровиной

Из Архива Марии Стравинской


Юрий, Людмила и Китти 1936

 


Федор Стравинский с отцом, Игорем Стравинским. Женева, 1952 г.

 


Федор Стравинский. Автопортрет, 1938 г.

 


Мария Стравинская. Портрет работы Федора Стравинского

 


Федор Стравинский. 1937 г.

 


Академия Андрэ Лотэ, 1930-ые гг.

 


Frescoe «The miracle of loaves and fish ». - Willibrordkerk, NL

 


Портрет Игоря Стравинского. Работа Федора Стравинского

 

Работы Федора Стравинского. Из архива Марии Стравинской


На пляже. 1933

 


Декорация к балету «Петрушка», 1944 г.

 


Испания, 1956 г.

 


Игорь Стравинский, 1925 г.