Михалкову больно

Борис Минаев

Июнь 25, 2017



6 мая журналист Людмила Телень написала в своем блоге:
«Только что Музей Бориса Ельцина получил одну из трёх главных наград конкурса "Европейский музей 2017". Вот с такой формулировкой: «Музей производит убедительное впечатление дизайном своей экспозиции, выдающимся уровнем мультимедийности, яркой программой публичных лекций и семинаров, отлично организованных временных выставок. Ельцин-центр – это одновременно и мемориал крупного политического деятеля, и хроника драматических эпизодов, оставшихся в памяти современников. Он побуждает посетителей к тому, чтобы делать самостоятельные выводы об истории современной России».

Практически в те же сутки корреспондент радио «Эхо Москвы» позвонил и попросил прокомментировать эту новость режиссера Никиту Сергеевича Михалкова. Он сказал, что награда музея вызывает у него «такие же чувства», как награда какому-нибудь полицаю от Третьего Рейха, например, железный крест».

Это не новость для тех, кто причастен к судьбе Ельцин-Центра. Михалков давно борется с нашим музеем. Он посвятил ему около восьми (честно говоря, сбился со счета) своих еженедельных программ на канале «Россия-24». Он говорил, что мы не только искажаем историю, но и уродуем молодое поколение. Он призывал закрыть музей и перенести его в «квартиру», а на его месте открыть торговый центр. Он сравнивал сотрудников музея с власовцами. Ну разве что не ругался грязно еще. Но, в принципе, это тоже прочитывается в контексте сказанного. Человек ядовитой слюной исходит. Что с ним?

...Но сначала я, имевший некоторое отношение к созданию этого музея, скажу о самой этой награде: музей Ельцина получил на конкурсе «Европейский музей года» приз Кеннета Хадсона. Премия эта ,вообще-то, – важнейшая. Для меня, например, очень важно, что премии этой – уже сорок лет. Она очень престижна. И еще – эта премия вручается под эгидой Совета Европы. Она именно общеевропейская. Сейчас любая европейская, международная награда, которую вручают российской культурной институции, российским деятелям культуры, важна необычайно (например, так же важна для России премия фильму «Рай» родного брата Никиты Михалкова, премия Андрею Сергеевичу Кончаловскому). Несмотря на жесточайшую международную напряженность, когда мы каждый день ждем нового конфликта, нового обострения, – культурной и деловой изоляции России все-таки пока нет. Люди приезжают за границу, иностранцы приезжают к нам, происходят встречи, контакты, конференции, фестивали, и это – не остаточные явления, не инерция. Все кругом понимают, что новая холодная война не нужна.

Но есть и те, кто не понимает. Кто хочет войны, и не только, видимо, холодной. Ну как их назвать? Для меня эти люди – враги моей страны, какими бы ультра-патриотами они себя не называли.

Для меня советский лозунг «борьбы за мир» как никогда сейчас актуален. Вернее, именно сейчас он и стал по-настоящему актуальным, когда мирная жизнь, мирное развитие стран и народов становится ключевой ценностью. Что еще для меня тут важно? Музей наш – о свободе и демократии. Тема, не очень популярная сейчас в российских официальных СМИ. И то, что такой музей в России есть – это тоже невероятно важно.

В музее огромное количество культурных, детских, просветительских программ – в этом смысле он, по-моему, просто уникален (что, кстати, особо подчеркнуто в дипломе премии).

В России очень мало музеев современной истории, тех, где говорится о событиях ХХ века, особенно последних десятилетий – и в этом смысле музей Ельцина тоже крайне ценен, таких у нас просто единицы.

Но все это для Никиты Сергеевича оказалось несущественно. Раньше это хоть отдаленно было похоже на памфлет (не на донос, избави боже!), на критику, на фельетон, на что-то, чему можно было найти какой-то жанровый аналог, – ну вот, скажем, Сергей Михалков, автор советского и российского гимна и отец Никиты Сергеевича, долгое время занимался киножурналом «Фитиль», сборником сатирических киноновелл о бюрократах, хапугах, пьяницах, расхитителях народного добра и т.д. Новеллы были так себе, но актеры иногда играли хорошие. Можно было раньше думать, что все эти восемь передач Михалкова про нас – это такой «Фитиль», некая сатира или что еще там имелось в виду… Но сейчас ничего этого не осталось и в помине.

Сравнить премию, которая когда-то была вручена музею польских евреев, музею о Холокосте, с «наградой Третьего рейха» - это, правда, уже какой-то диагноз. Но вот только какой?

Мне кажется, это… чувство обреченности. Я не знаю, откуда оно взялось у человека, которого не так давно все еще уважали за его фильмы, за былые заслуги. Мне не верится, что это связано с возрастом – нет, Михалков полон сил.

А вот чего у него точно не отнять – это интуиции.

И интуиция подсказывает ему, что эпоха ненависти и подавления личной свободы – кончается. Она может взорвать мир, но она не может победить. Она обречена. И те, кто связал себя с идеей подавления свободы, – обречены тоже. А это, конечно, сознавать неприятно. До боли неприятно.

Михалкову больно.

___________________________

Борис Минаев – российский журналист, писатель. Дважды (в 2006 и 2008 гг.) номинировался на премию «Большая книга» -- за романы «Гений дзюдо» и «Психолог». Автор первой биографии Бориса Ельцина (серия ЖЗЛ). В 2016 году получил премию «Писатель года 2016» по версии журнала Gentlemen’s Quarterly.