Кто мешает закончить Гражданскую войну

Андрей Красильников

Февраль 23, 2017



 

Все войны, как известно, кончаются миром, после чего обе стороны стремятся погасить вражду в сердцах людей, не дать ноющей в них боли от утрат спровоцировать новое противостояние. Вот почему принято отдавать долг памяти всем павшим, своим и чужим, поощрять сближение вчерашних врагов и культивировать в них чувство сострадания к жертвам недавних сражений.
С гражданскими войнами сложней. Там нет чужих. Там всё гораздо больнее. И заканчиваются они не миром, а примирением, которое заключают зачастую не сами участники событий, а их потомки. Свежий и хрестоматийный пример – пакты Монклоа сорокалетней давности.
Наша Гражданская война была более долгой, жестокой и кровавой, чем в Испании. Коснулась она практически каждой семьи и во многих случаях её разделила. Сейчас не осталось в живых ни одного из ветеранов. Но можно ли считать её завершённой? Затянулись ли раны в наших душах сами по себе, за давностью лет, как теперь модно говорить – «по умолчанию»?
Увы, о таком не умолчишь. Ни через сто лет, ни через тысячу. Вспоминать горькую правду придётся. И не раз. Однако чтобы окончательно перевернуть эту трагическую страницу истории, без примирения нам никак не обойтись.
Призывы к нему звучат постоянно, особенно в новом столетии – этаком «веке демагогии». Даже из уст президента страны. Но прислушиваются ли к ним хотя бы те, кто должен по долгу службы ловить каждое слово своего главного начальника и следовать ему?
Недавний пример показывает обратное. Как сообщили информагентства, Смольнинский районный суд Санкт-Петербурга 24 января постановил «признать незаконным решение об установке мемориальной доски Колчаку и возложить на Комитет по культуре обязанности по её демонтажу».
Давайте разберём ситуацию что называется «по косточкам».
Гражданская война предполагает одновременное существование двух армий и двух правительств. В России сражались Красная армия и Белая армия: на территории, занятой первой, действовал Совнарком Ленина, на территории, занятой второй, верховный правитель Колчак. Памятные доски Ленину висят по всей стране на каждом здании, куда он заглянул хотя бы мимоходом. Единственную памятную доску Колчаку в его родном городе федеральный судья Татьяна Павловна Матусяк сочла незаконной.
Вот так у нас понимают призыв к примирению. И не простые граждане, а представители государственной власти!
Как же должно быть безнадёжно засорено коммунистической пропагандой сознание человека с высшим юридическим образованием, получившим его уже в постсоветское время! Неужели ей не объясняли в университете, что речь идёт о лице, возглавлявшем пусть непродолжительное время, но бóльшую часть нашего государства?! Впрочем, сама «незаконная» доска об этом стыдливо умалчивает: там Александр Васильевич значится лишь как «выдающийся русский офицер, учёный и исследователь». (Вы где-нибудь видели, чтобы про Ленина в аналогичном месте написали: «Выдающийся русский публицист, философ и исследователь марксизма»?) Может быть, и к лучшему, если такую формулировку не будет лицезреть наше не слишком любознательное юношество, чьи отцы тоже вряд ли смогут объяснить своим детям, что исследовал этот офицер, в каком чине пребывал и какой наукой занимался.
Не подумайте, что доску повесили самовольно экзальтированные сторонники Белого движения. Вот выдержка из документа, подписанного губернатором северной столицы:
«В целях увековечения памяти выдающегося русского офицера, учёного и исследователя Александра Васильевича Колчака правительство Санкт-Петербурга постановляет установить в 2015 году на фасаде дома № 3 по Б. Зелениной ул. мемориальную доску».
Решение исполнили с опозданием на год. И тут же нашлись вандалы, осквернившие скромный знак памяти. Возможно, кто-то из них и стал истцом. А ответчиком оказался… сам губернатор.
Чем кончаются тяжбы между рядовыми гражданами и важными сановниками в наших судах, мы хорошо знаем. Здесь же произошло чудо. По крайней мере, в первой инстанции.
Честно признаюсь, мотивированного решения по делу № 2а-185/2017, появившегося 30 января, не видел и обсуждать его юридическую грамотность не могу. Но речь не о судебной казуистике.
Мы говорим о примирении.
Наверное, не очень сложно доказать в суде преступления против человечности, не имеющие срока давности, и со стороны большевистских вожаков. Но нужно ли это сегодня? Мы и так знаем, что с 1918 года как минимум тридцать пять лет у нас был террористический режим. Простить это нельзя. Внушать нынешним школьникам, что этот режим преследовал какие-то возвышенные идеалы – верх цинизма. Преследовал он только миллионы неповинных жертв. Однако, повторюсь, примирение их потомков и потомков палачей рано или поздно необходимо.
Начать его надо с понимания всеми того, что в Гражданской войне сражались не «наши» с какими-то непонятными «беляками», а одна часть России с другой. Людей, вовлечённых в те годы в кровавое противостояние, с каждой из сторон было приблизительно поровну. Такое же соотношение сейчас и среди их потомков. Поэтому почитание полководцев обеих армий должно быть симметричным. Досок и памятников единственному в истории России верховному правителю нужно установить столько, сколько требует здравый смысл, историческая память и наша совесть: ведь этот государственный деятель сражался за идеи, которые добрая половина россиян сегодня разделяет. Разве не у белых заимствован популярный ныне политический бренд «Единая Россия»?
На фоне описанного события совсем анекдотично выглядит недавнее интервью правительственной «Российской газете» внучки начдива Чапаева. Старушка посетовала, что общество теперь больше любит Колчака, чем её деда, который якобы разбил того наголову. (Как будто не колчаковская Уральская армия провела образцовую спецоперацию по захвату Лбищенска и уничтожению ненавистного ей красного военачальника!) «Маятник качнулся в другую сторону… в моде Колчак», – возмущается Татьяна Чапаева.
О чём это говорит? Потомки красных и в мыслях не допускают одинакового отношения к своим предкам и их оппонентам. Уж кому кому, но только не внучке Чапаева жаловаться на невнимание кинематографа к своему деду. Но стоило появиться сериалу о Колчаке, и тут же ревность, обиды…
Ровно через год столетие начала Гражданской войны. Совсем немного времени, чтобы одуматься и отметить эту дату под знаком общего примирения.

Андрей Красильников, писатель, внук белогвардейца и красноармейца