И примкнувший к ним... Мелихов

Марина Тихонова

Май 13, 2017



из серии «моя media fran-шиза», №2: литературная

______________________________

Автор предупреждает, что все приведенные имена реальных людей и действительных событий даны в качестве типических характеров и обстоятельств, как и дóлжно быть в художественном литературном тексте.

В февральском выпуске Приложения в разделе «Точка зрения» мы опубликовали текст А. Красильникова «Кто мешает закончить Гражданскую войну?». Андрей Красильников пишет: «Начать... надо с понимания всеми того, что в Гражданской войне сражались не ‘наши» с какими-то непонятными ‘беляками’, а одна часть России с другой.» Продолжаем обсуждение темы.

И пусть писатель Михаил Шишкин говорит, что Россия – не литературоцентричная страна (medium.com/@culttrigger/молчать–значит–соучаствовать). Подумаешь, книжки не читают. Мы же, по классику, рождены не читать, а «сказку сделать былью»: в целом и общем сюжет уловили – и сразу воплощаем в жизнь. А без фантазий литературных – что воплощать-то? Непонятно.
Вот казалось бы: зачем в век интернета и нанотехнологий еще раз экранизировать «Тихий Дон»? Он уже не просто тихий, а спящий мертвецким сном. Может, лучше не будить ребенка, как советовал мудрый Наум? Век прошел. Пирующих за столом с обеих сторон уже нет. 100 лет русской революции, 100 лет большевистскому перевороту – и, соответственно, 100 – русской эмиграции... – Кому спорить? В РФ вся весна 2017-го «по умолчанию» и прошла. Дела давно минувших лет, преданья старины глубокой тоже не сохранились. Казалось бы, как сказал Леонид Юзефович, писатель: «...в обществе должны быть и красные, и белые, но они не должны друг друга убивать, или призывать к уничтожению друг друга». (Леонид Юзефович: От любопытства к милосердию. http://ведомостинсо.рф/article (24.11.2016)). Юзефович – писатель не просто хороший, а фантастически замечательный. Его документальные романы о Гражданской войне – многостраничные научные исследования (конечно, не одному Шишкину в этом случае дай повод съерничать: на «Белую дорогу» вряд ли найти читателя, кроме меня, – 420 страниц истории и психологии Белого восстания в Якутии... На это нужен любитель, – но я-то и есть такой любитель. Как говаривал незабвенный Наум Моисеевич, «ты, девка, читаешь такое, что нормальный человек читать не должен»). Таким образом продолжу эту странную тему. Л. Юзефович: «Одно время у нас красные были ангелами, а белые – демонами, потом белые стали ангелами, а красные – чудовищами.... В такой ситуации никому не надо ставить памятники, но если поставили, пусть стоят, я против того, чтобы сносить памятники, и против того, чтобы их снова ставить, если снесли.» В тех книгах, которые я прочитала за долгую свою жизнь – там действительно белых множество, а красных – «имя им легион»... Но вот в современной РФ «чтобы белые стали ангелами» – не помню такого. Убейте, не помню. Помню: Колчаку мемориальную доску повесили на доме – так российский суд постановил ее убрать, а новосоветский питерский народ ее уже сорвал (в Москве – разбили). Не помогла и былая слава путешественника, и то, что сам президент географией интересуется...

Вообще, первый, он же последний, памятник А.В.Колчаку был поставлен лишь в 2004, в Иркутске. В Красноярском крае стоит Крест В.О. Каппелю (2010). В Донском монастыре – могилы-перезахоронения четы Деникиных. А самый первый памятник был поставлен ген. С.Л. Маркову – и тоже лишь в 2003-м, в Ростовской области, в городке с не обременяющим сознание названием. Весь же «белый стан» – за кордоном: США, Франция, Сербия, Сев. Африка и некоторое коротенькое, но благородное «прочее прочее». Там, на чужой земле, память о Белой армии хранят. А в России... Где это изобилие памятников Белой армии, которое так раздражает?.. Где это «понаставили»?.. Ах, да, вот еще один: Краснову, Каледину, Назарову, Волошину, Денисову – в станице Еланской, Шолоховского района... Упс, опять Шолохов. Вот оно: литература-жизнь, литературоцентризм и пр. Шизоидные проявления некоторых россиян.
Но их мало. Россиян с подобными отклонениями от советского жанра. Иных уж нет с 1917-го, а те – далече. Вот, скажем, мой дед, или крестный мамин, или другие не менее скромные незадачливые мои родственники – они далече. Ну, отсидел дед в Соловках, ну, расстреляли его при второй посадке... Делов-то! Что ж, ему памятник ставить, что ли?.. Кто старое помянет, тому понятно что – без чего и не увидишь этот памятник... Нет, россияне живут по здоровым принципам: «От белых отбился и к красным не пристал, ...так и плаваю, как навоз в проруби». Это не я ругаюсь, это советский классик, автор «Тихого Дона» (хотя, может, и не он, – авторство-то сомнительное. А был ли классик? Может, там и не «навоз» вовсе в первоисточнике, а что поопределеннее?)
Вот опять на литературу потянуло, а надо – смелее в жизнь. В подмосковном Подольске некий местного значения бизнесмен открыл на свои деньги Музей истории антибольшевистского сопротивления. Никто бы и внимания не обратил, кроме местных коммунистов – потомков большевиков, не носи меценат фамилию... Мелихов. В. П. Мелихов.
Музей открылся в 2010 году – заметьте, в личном поместье Владимира Петровича: трёхэтажное здание музея, часовня и памятники: 1) Добровольцу русской армии, образ собирательный; 2) Николаю Второму, Государю и новомученику, образ конкретный. Казалось бы, в своем дворе хочу – через костер прыгаю, хочу – барашка жарю, хочу – памятники ставлю и народ просвещаю. Который будет ходить по девяти залам и пялиться, ибо ничего не знает он из школьной программы ни о казачестве, ни о Первой мировой – она же Великая, ни о Белом движении, ни о Гражданской войне, ни об эмиграции; и очень приблизительно знаком в событиями на российской территории – рас-казачивания, рас-кулачивания, рас-церковления, а также – с обратным процессом «собирания», то есть коллективизации и ГУЛага. Вот сколько было всего за 70 лет – и это лишь часть из пропущенного. Потому как Гражданская продолжилась во Вторую мировую, а эмиграция была не только белой, но и дипийской – а это почти полмиллиона... И там такие судьбы, что музей этот мог бы в идеале, при хорошем государственном подходе, сыграть роль музейного комплекса Холокоста – только не одного несчастного народа, а всех несчастных, потомки которых населяют в значительно прореженном составе нынешнюю РФ.
Но... но в проруби, если что потяжелее биологических коровьев отходов, – оно тонет. Вот, к примеру, наш Мелихов, который В., а не Г., – определился, но не угадал, примкнул не к тем, – и на него уже и дело завели. И не одно.
Как вы и сами домысливаете, антибольшевисткое сопротивление, послевоенная эмиграция, казаки – даже в литературе тема в России непремиальная, а на практике – имена без комментариев: Краснов, Власов... Так что – музей-то музей, но получается «Музей пособников Вермахта» (написала подольская газета в 2010 году, – год первого суда над реальным Мелиховым: то есть как открылся – так и судился). Позвольте, музей Мелихова – не о партийных пристрастиях, а об истории. Выставлены, так сказать, артефакты – на обозрение с целью изучения реальной истории России в ХХ веке. А в реальной истории было и то, и другое, и тот, и другой. Согласна: российская история этого периода не просто сложна, она – кровоточит. Скажем, как убийство моего деда, не вписавшегося в советский режим. 80 лет, как расстреляли, – а домочадцам все больно. Ваше право – не ковыряться в ране. Или во всяком случае, для мирного сосуществования, каждому ковырять в своей.
Но, признайтесь, не получается с «памятниками» Белому движению в России. Белым – нет, а красным – понаставлены. А кто из них ангел?

Пусть стоит как стоит, говорите?.. А вот в 1998 году в Москве у Храма всех святых возле станции метро «Сокол» открыли памятную плиту ген. Краснову и его солдатам – но в 2007 году она была разбита. Не хулиганами. Вот комментарий «Ленты.Ру» тех лет: «...разрушен памятник нацистским генералам и коллаборационистам, расположенный во дворе храма Всех Святых... Неизвестные разбили плиту с текстом ‘Воинам русского общевоинского союза, русского корпуса, казачьего стана, казакам 15 кавалерийского корпуса, павшим за веру и отечество’». Никто за разрушение памятника наказан не был. А бизнесмена Мелихова обвиняют в экстремизме, среди улик – музей. И 3 мая 2017-го по информации РЕН ТВ: «ФСБ России обыскивает частный Музей антибольшевистского сопротивления в городе Подольске». (А кто помнил про 3-е мая как Всемирный день свободы печати, т.е. мысли и слова? – Словом, получился сплошной «Апрельский кризис 1917-го». Намек для посвященных.) Замечу, обыскивали не первый раз. «Мы прошли около 400 судов по 12 искам. И практически во всех них мы выиграли», – пишет наш незадачливый засланный кем-то казачок... Дважды В.П. Мелихов обращался и в Администрацию Президента. Вот что он пишет об этом: «...В ответах из Вашей Администрации Президента, подписанных начальником Департамента по вопросам внутренней политики Филипповым и датированных 18 июня (т.е. через 18 дней после предупреждения прокуратуры) написано, что на основании проведенной проверки музея Антибольшевистского сопротивления» в ст. Еланской Ростовской области, альманахов «Донские казаки в борьбе с большевиками», оснований для принятия мер прокурорского реагирования по фактам, изложенным в обращении Афанасьева (это тот, который и накатал кляузу и которой не преминула воспользоваться прокуратура), не имеется
Вполне возможно, что г-н В.П. Мелихов – экстремист и черносотенец, в душе. Может, он даже и сторонник пропавшей в лете идеи самостийной Казакии (последний раз она фигурировала в США, в резолюции «О порабощенных народах» 1959 года, – тогда там забыли упомянуть о русских как угнетенном народе). Он, Мелихов, может статься, вообще очень противный, и ладошки у него потные. Но я-то о музее-памятнике. Исторических, так сказать, экспонатах. Музей и возник–то, как вы догадываетесь, из-за фамилии героя, оттого, что Мелиховы – это казачий род и казаку вдруг показалось важным сохранить память о близких. Опять же – литературоцентризм: был ли у нашего Владимира Петровича реальный выбор с такой фамилией, как Мелихов? Вот «Тихий Дон» экранизируют же четвертый раз – никто и не против, хотя казаков среди нас мало, – прямо скажем, больше наоборот. Но хочется рассказать правду о казаках. Вот примерно такую: «Не осознав сущности большевизма, его губительного влияния на страну и людей, проживающих в ней, а главное, последствий большевизации в изменении генетического кода нации и ее последующего вырождения, невозможно понять мотивы поведения людей, оказавшихся на стороне Германии. Невозможно понять и многое другое, например, почему Западная Германия, сбросив с себя идеологию национал-социализма, смогла напрячь силы нации и в кратчайший срок стать мировой экономически развитой державой, а Восточная Германия плелась в хвосте социалистического блока вплоть до ее крушения, обеспечивая относительно высокий уровень жизни только за счет СССР. Невозможно понять и то, почему сегодняшняя Россия, обладающая несметными богатствами и вроде бы отказавшаяся от идеологии большевизма, продолжает влачить жалкое существование и плетется на задворках мировой экономики, а народ еле выживает – и это в XXI веке! –– В годы Второй мировой войны было достаточно много людей и в эмиграции, и на территории СССР, которые верно оценивали большевизм как главное зло, несущее, кроме физического уничтожения людей, уничтожение самой души народа». (В. П. Мелихов)
На освящение часовни в Лиенце (Италия) настоящего Мелихова с группой настоящих казаков не выпустили из России. (Здесь 98% читающих эту «шизу» просто не поняли, о чем речь, что за «лиенц» и зачем туда казакам. А не я буду рассказывать – поезжайте в Подольск, если успеете до закрытия музея, – и ваша жизнь сломается навсегда от знакомства с трагедией Лиенца). То было 70-летие бойни в Лиенце, все собрались – кроме мелиховцев. Парадокс здесь в чем? – Инициатором строительства часовни в Лиенце был... догадались? – Мелихов. Вот так.
О реальном Мелихове в его социально-политической проруби судить не будем – этим уже занимаются соответствующие органы, а судьи кто – не знаю. Но памятник... «кто ж его посадит?» – дивился киногерой советской комедии. Почти философский вопрос.
Нет, памятники лучше не трогать. Этот каменный гость с дурными манерами чуть что – хвать за лапку – и с собой, в преисподнюю. Вы полагаете, что лучше не выносить с Красной площади мумию? С восторгом услышала на телеканале «Дождь» в программе «Трудно быть с Богом» от протоиерея Всеволода Чаплина, что «тело» в мавзолее – это вполне в православной традиции (sic!!! – мощи всех невземлележащих святых православных в этом месте содрогнулись!), что недопустимо лишь одно – туристы глазеют на усопшего, нужно тряпочкой прикрыть «тело» от их любопытствующего бесстыжего взора, а для коммунистов тряпочку снимать. – Вот так, почти дословно и было сказано. Остается лишь вопрос: а как насчет тьмы египетской?
Нет, не будет в России памятников Врангелю и Деникину, Юденичу и Колчаку. Алексееву и иже с ними. «У каждого своя компания», – изрек некогда студент из анекдота. В компанию уже плотно добавили Сталина. И Ивана Васильевича, грозного, пока в одном экземпляре. А кстати, знаете ли вы, что «Иваном Васильевичем» звали в 30-е посадочные Иосифа Виссарионовича? – Не знаете? – В музей, в музей!!! И читать, и читать...
Но не только Шишкин, даже я не верю в читателя. Странно как-то все получается с памятниками. Шиза чистая, другого жанра не придумать. Да и с жизнью – тоже странно. Почти смешно: один Аксенов Остров Крым придумал, другой Аксенов – реализовал; один Мелихов всё правду искал, другой – нашел, но его, похоже, посадят. Смешно и страшно. Вот такая Божественная комедия – à la russe. Трудно быть с Богом. Особенно когда ты – литературоцентрист.