Холодная гражданская война

Нейрад Клироваськин

Ноябрь 27, 2018



Оскандалившегося на выборах приморского губернатора Андрея Тарасенко президент всё-таки уволил. Задержка с этим решением объясняется лишь долгим и тщательным подбором новой кандидатуры. Ей стал очередной гастролёр – Олег Кожемяко, возглавивший уже четвёртый дальневосточный регион за последние десять с небольшим лет. Их могло бы быть и пять в его послужном списке, если бы он не провалился на выборах губернатора Камчатки в декабре 2004 года.

Стоит ли придавать значение такому горизонтальному перемещению?

Безусловно. И по нескольким причинам.

Во-первых, косвенно признано поражение предыдущего ставленника федерального центра.

Во-вторых, дезавуирована явная озабоченность популярностью среди избирателей Андрея Ищенко, фактически выигравшего выборы 16 сентября.

В-третьих, подчёркнуто стремление Кремля не выпускать из своих рук столь важный для него субъект Федерации, причём любыми способами. Образно говоря, объявлена холодная гражданская война.

Некоторые её признаки уже обнаружились. Прежде всего, беспрецедентное с точки зрения права изменение регионального выборного законодательства. Теперь там могут участвовать и самовыдвиженцы, а не только представители политических партий. Проще сказать, по ходу самой игры поменяли её правила, чем лишний раз подтвердили полную несостоятельность ещё недавно всесильной «Единой России».

На полную катушку пущен в ход и административный ресурс. Выделяются (якобы «под Кожемяко») дополнительные ассигнования из федерального бюджета и даже столица округа переносится из Хабаровска, где народ проявил своеволие, избрав оппозиционера, во Владивосток. Осуществлена попытка прибрать к рукам электорат Юлии Толмачёвой, набравшей в первом туре сентябрьских выборов 10%: представительница партии пенсионеров назначена советником Олега Кожемяко и участвовать во второй гонке отказалась. Даже местный астролог поведал, что гороскоп у Кожемяко – наилучший для руководителя Приморья.

Но главное — устранение самого опасного конкурента. Поначалу на Андрея Ищенко оказывалось сильное психологическое давление с целью заставить его добровольно отказаться от продолжения борьбы. Он оказался не из робкого десятка, выстоял, зарегистрировался как самовыдвиженец и даже собрал необходимое количество подписей в свою поддержку. Однако на войне как на войне: шансов стать включённым в избирательный бюллетень у него не было никаких. Автографы нескольких муниципальных депутатов (подозреваю, что единороссов) оказались «дарами данайцев» (они перед этим расписались в поддержку других претендентов), краевой избирком их не засчитал и не допустил уже избранного недавно жителями Приморья кандидата до продолжения кампании. Заявив, мол, не мы его высекли, а он сам себя высек.

Однако достаточно ли окажется этого, чтобы сломить жителей края без привычных фальсификаций и подтасовок? Ведь публичной порки виновников подлогов 16 сентября мы так пока и не дождались, хотя после скандала прошло уже больше двух месяцев. Значит, выборы по-прежнему будут проводить те, кому, говоря по совести, положено сидеть не в избиркомах, а совсем в других местах.

Когда пишутся эти строки, ещё не объявлено, к чему призовёт Андрей Ищенко свой электорат. Но ясно, что какой-нибудь неординарный шаг он предпримет и сможет тем самым сильно испортить кремлёвский сценарий. Понимая это, президент так и не назначил нового губернатора Сахалина. Оставляет насиженное место для Олега Кожемяко, если того не удастся усадить в новое кресло. А такой вариант вполне возможен даже при соперничестве ставленника власти с заведомыми статистами.

Но одного фронта холодной гражданской войны её зачинщикам показалось недостаточным. Зачем-то открыли и новый – в Хакасии. Опасаясь неизбежного проигрыша главы республики Виктора Зимина во втором туре, его тихо перевели на должность заместителя генерального директора РЖД. А дальше (надо же: незадача какая!) все зарегистрированные кандидаты от дальнейшего участия дружно отказались. Остался только победитель первого тура Валентин Коновалов из КПРФ. В таких случаях голосование всё равно проводится, однако для избрания нужно большинство от пришедших к урнам. Предположив, что представителю компартии такая задача по плечу, путиноиды вознамерились устранить и его. Как? Очень просто: лишив регистрации. Можете себе представить большую юридическую нелепость: придраться к документам человека после того, как он был допущен к выборам и набрал почти 45% голосов? Якобы порядок слов в названии выдвинувшей его организации не соответствовал каноническому написанию: сначала указали саму партию и лишь потом её региональное отделение, тогда как, по мнению республиканского избиркома, должно писаться наоборот. К примеру, не Иван Иванович Иванов, а Иванов Иван Иванович. Сам же избирком до 9 сентября столь вопиющей инверсии не заметил, но теперь, видите ли, из-за неё Валентин Коновалов никак не может претендовать на кресло главы Хакасии!

Намеревались, идиоты, идти с таким иском в суд. Остановила председатель ЦИК Элла Памфилова. Голосование после её окрика всё-таки состоялось. И здесь пресловутый административный ресурс максимально использовали для воспрепятствования успеху ставленника КПРФ с целью назначения новых выборов. Всем понятный сигнал подал назначенный президентом временно руководить республикой варяг по имени Михаил Развожаев, заявивший 27 октября: «…я с большим удовольствием, если будет такая воля и обращение людей, на эти выборы кандидатуру выставлю». А перед тем едросовец Виктор Лебедев раскрыл «мудрый» план своей партии: «Люди, которые придут на избирательные участки, должны будут сделать следующие шаги. Они должны прийти на выборы, проголосовать против безальтернативного кандидата, на выходе с избирательных участков будет развёрнут массовый народный опрос, в котором людям будет представлен бюллетень, в котором они смогут выбрать того самого народного кандидата, кого они будут поддерживать на конкурентных выборах. Рейтинговое голосование будет по образцу городской среды, мы уже это всё проходили. Мы развернём активную волонтерскую деятельность. В ближайшие несколько дней по всей Хакасии начнут работать пункты, где молодёжь будет разъяснять суть этого проекта жителям республики».

Вот такой был задуман занятный перфоманс, дабы регионом руководил только президентский назначенец!

Сам гарант конституции одёргивать своих ретивых стороников не стал. Более того, на встрече в Кремле с работниками избиркомов 29 октября, помимо обычных банальностей, изрёк и явную глупость: «Смотрите, и в Приморье, и в Хакасии, и во Владимирской области губернаторы, несмотря на наличие фильтров, претендовали на то, чтобы переизбраться, и не смогли этого сделать. Значит, фильтры не являются таким строгим ограничением волеизъявления граждан». Интонация, как нетрудно заметить, утвердительная, а не вопросительная. Говорящий даже не сомневается: отсев представителями местного самоуправления кандидатов на губернаторские должности не ограничивает активное право избирателей. А ведь это по существу дополнительные выборы до проведения основных, где голосуют лишь избранные (в прямом смысле слова). Хотя согласно той же Конституции Российской Федерации: «Органы местного самоуправления не входят в систему органов государственной власти». Интересно, что скажет он теперь, когда к Андрею Ищенко применено именно такое сомнительное нововведение?

Повторим старое изречение: на войне как на войне! Жители Хакасии это сразу поняли и свою победу уже одержали. Важно теперь, чтобы и приморцы подхватили их почин: ведь народ всегда сильнее любого правительства.

Ещё недавно словосочетание «холодная гражданская война» считалось у нас риторической фигурой. Однако жизнь на месте не стоит. Да и стороны окончательно определились: кремлёвская бюрократия с силовыми структурами и со своим криминально-олигархическим окружением плюс кормящиеся от этой системы, а против них все остальные: уже сознающие возникший тупик и те, кому его понять только предстоит. При такой конфигурации совершенно очевидно: соперничество на электоральном уровне в его традиционном виде здесь бесполезно, что лишний раз подтверждают описываемые события. Как бы ни вдохновлял хакасский прецедент, не на выборах будет определяться дальнейшая судьба страны. И пора бы вспомнить: майдан как место решения вопроса о власти – не чьё-то чужое изобретение, а наше исконно русское. Именно у нас царей на площадях выкрикивали.

Впрочем, иногда народ безмолвствовал.

Чем всё кончалось, тоже хорошо известно.

24 ноября 2018 года