Диалектика государственного садизма

Игорь Зотов

Август 20, 2018



Публикация «Новой газетой» видео пыток в Ярославской колонии и (что важно) реакция на него депутата Госдумы писателя Сергея Шаргунова, во многом благодаря которой эта история получила широчайший резонанс не только в обществе, но и во властных структурах, вызвала, кроме всего прочего, жаркую дискуссию в СМИ и социальных сетях. Кто все эти люди в форме тюремных надзирателей: садисты или палачи?

Одни утверждали, что садисты, что в пресловутую «федеральную службу исполнения наказаний» (ФСИН) идут работать либо урожденные садисты, либо становятся садистами, уже «исполняя наказания». Ровно так, как такие же люди идут по зову плоти служить в полицию, Росгвардию и прочие так называемые «силовые ведомства». То есть, по сути, если продолжать логику сторонников этой точки зрения, – с помощью тщательного психологического отбора, будь на то государственная воля, тотального садизма силовиков можно избежать.

Другие, соглашаясь с тем, что все это, конечно же, садизм чистой воды, вместе с тем взглянули на вещи шире: прежде всего ФСИН (полиция, Росгвардия и т.д.) – это структуры палаческие, которым именно сама власть и передала широчайшие полномочия наказывать тех, кого она сочтет неугодными, лишними, вредными для себя... То есть, садизм у силовиков можно искоренить только сменой власти.

Вопрос «кто из них прав?», на мой взгляд, ответа не имеет, и иметь не может. Правы и, одновременно, неправы, и те, и другие... Это подтверждается многими прямыми и косвенными свидетельствами. Например, замечательный русский историк и правозащитник Сергей Шаров-Делоне пишет:

ФСИН и СК тут же начали проверку: всё это они знали уже год как, и даже проверяли – и «всё в порядке» и «действия полицейских обоснованы» – а тут: никогда такого не бывало – и вот опять!

Меня, как до некоторой степени участника этих событий, спрашивают: «А что дальше?», «А что будет?», «Неужели на этот раз накажут?» Не сомневаюсь, что да. Притом жестко. И многих. Потому что за пытки уже приходилось сколько раз оправдываться перед ЕСПЧ! А за головную боль и докуку начальства у нас положено держать ответ. А за то, что не доглядели, выпустили джина из бутылки, допустили огласку – тем более. И еще более, что огласка вышла такая шумная.

Но только за это. А вовсе не за пытки.

Потому что пытки – наше всё. И не только никакой беды или проблемы власть в них не видит, а даже поощряет и приветствует. Но только чтобы без огласки.

Потому что эта власть без пыток и страха – не власть. Потому что страх и есть ее Основной инстинкт. Гораздо более сильный, чем алчность или властолюбие. Ничем не замутненный страх.

Поэтому в деле о пытках в ИК-1 в Ярославле мы победим. Поэтому наша победа будет безнадежной. Пока мы не выкорчуем эту власть. И внутри себя тоже. Даже в первую очередь...

И он совершенно прав. Садистов (или палачей) накажут не за садизм (или палачество), а за то, что это вызвало государственную головную боль. Как раз об этом написал адвокат Алексей Федяров:

Мне позвонил знакомый. Он всю жизнь во ФСИН. Подполковник. Сказал, что у них неспокойно после публикации в Новой. Временная турбулентность, так он сказал.

А ещё сказал, что это – провокация врагов. Журналисты – враги. Я его тоже разочаровал, он и позвонил, чтобы мне это сказать. Говорил он очень уверенно. Ему за тех нелюдей на видео не стыдно. Ему досадно, что прошла утечка. Но стыда нет вообще.

Кто бы сомневался...

Именно так. Власть не набирает в силовые ведомства садистов, она поступает куда страшнее: она сознательно дает силовикам палаческие полномочия. А как ты их будешь использовать, с садизмом или бесстрастно, – это твое сугубо личное дело.

В конце концов, по данным психологов, всего около 2% женщин и 5% мужчин на земле имеют садистские наклонности. Даже если этот процент в силовых структурах увеличить вдвое, втрое или даже вчетверо, все равно садистов там будет численное меньшинство.

Зато палачей – большинство подавляющее.

Казалось бы, «палаческая» версия выигрывает спор. Однако и тут не все так просто.

Те же психологи утверждают, что садист обязательно занимает доминирующую позицию, требует беспрекословного послушания и подчинения, что господство и безраздельная власть в данном случае является формой извращенной связи. И что проявляться садизм может как в сексуальной, так и в общественной (!) жизни. Склонные к садизму люди часто стремятся занять высокое положение в обществе и проявляют на работе и в повседневной жизни агрессию по отношению к окружающим.

С одной стороны, садизм – это извращение, присущее только человеку. С другой же, это извращение именно животного инстинкта. То есть, эти 2-5% извращенцев выходят из среды тех, кто «отпустил» на волю свои сексуальные инстинкты. И именно они и стремятся к господству в человеческом обществе. Другими словами, садизм, проявленный в низовых слоях российского общества, есть элементарное отражение того же самого извращения, господствующего в слоях высших.

Недаром же президент России так охотно играет роль альфа-самца, недаром государственная риторика на высших уровнях власти давно свелась к циничной демонстрации силы, к неприкрытому милитаризму, а практически все законодательные инициативы Думы несут строго репрессивный характер.

Недаром популярный писатель Захар Прилепин в интервью Ксении Собчак (телеканал «Дождь») охотно признается в том, что убивал людей, – вещь немыслимая в истории русской классической литературы.

Недаром полковник полиции, допрашивающий участников протестной акции Пусси Райот во время финального матча ЧМ по футболу, не стесняясь, сетует на то, что «сейчас не 37-й год».

Недаром омбудсмен Татьяна Москалькова расхваливает (и это утонченнейший садизм!) прекрасные «санаторные» условия российских тюрем в сравнении с ужасными американскими.

Власть целенаправленно толкает страну в первобытный мир, где правят инстинкты, где садизм если и не норма, то вполне привычное явление, доступное каждому.

Поэтому и пытки в российских тюрьмах ли, колониях или полицейских участках давно стали жуткой обыденностью. Вот что пишет по этому поводу правозащитник Сергей Смирнов:

Это, наверное, плохо, но я сегодня с таким горьким удивлением вижу широко раскрытые глаза по поводу пыток в Ярославле. Слушайте, в половине колоний как минимум такая фигня!

Ну это, наверное, профессиональная деформация. Но пытки в колониях настолько давно стали обыденностью. Вот тут насыпают в глаза хлорку и обваривают кипятком. А вот тут заключенных из ПКТ (это которые сопротивляются режиму) просто залили насмерть кипятком, да еще и говорили: «пусть попарятся». Я могу много таких примеров привести, но вот еще что. На тех, кто жалуется на пытки в последнее время, активно заводят уголовки.

Например, это Сергей Мохнаткин. Которому со сломанным позвоночником добавили срок за «дестабилизацию работы колонии».

Ну и еще. Следователю, который отказал в уголовке по пыткам, ничего не будет. Хотя уголовное дело в отношении него даже важнее, чем против фсиновцев...

Да-да, следователь отказал. Просто потому, что словесные свидетельства можно легко игнорировать, а видео – попробуй сними. Следователь отказал, потому что палач палачу глаз не выклюет. Не для того его следователем сделали.

Делегируя из чисто садистических соображений палаческие функции силовым ведомостям, власть и с самими палачами ведет себя откровенно садистски, повязывая их всех круговой порукой. Об этом хорошо написал публицист Илья Вайцман:

Ну что тут добавить? Совершенно понятно, для чего снимается такое видео – не столько для получения компромата на з/к, сколько для того, чтобы «повязать кровью» всех «сотрудников», чтобы у них и мысли не возникало о «предательстве». На каждого есть «материал», каждый следит за каждым. Нормальная мафиозная система. И, конечно, российская пенитенциарная система нереформируема в принципе, вообще. Никакие «ОНК», никакие «кадровые решения» – ничего уже не поможет, вообще. Прогнило полностью, до последней молекулы...

Увы, только выводы Вайцман из своего верного обобщения делает обидно поверхностные. Он заключает так: «Только разогнать всех поголовно, и полная пожизненная люстрация (это на кого нет такого ‘материала’, на кого есть – тем сидеть, и очень долго!). Не подпускать категорию ‘б/с ФСИН’ даже к должностям вахтеров. Им нельзя даже минимальную власть давать...»

Нет, вовсе не служащим ФСИН нельзя давать «даже минимальную власть», а лицам совершенно иного уровня. Тем, кто из садистских наклонностей полностью развязал руки, вложив в них палаческий инструментарий – надзирателям и тюремщикам, полицейским и росгвардейцам, министрам и депутатам. Тем, кто уровнял государственный садизм с государственным же палачеством.