Большой террор – и Дело Юрия Дмитриева

(дайджест)

Август 12, 2017



5 августа в карельском урочище Сандармох прошел Международный день памяти жертв Большого террора.

Здесь в 1930-е было расстреляно свыше 9 тысяч человек. На День памяти приезжают сотни людей. У них разные политические взгляды, языки и верования. На трибуне друг друга сменяют либералы и казаки, председатель петрозаводской еврейской общины и местный муфтий. Не у всех здесь даже расстреляны родственники. Их объединяет бережное отношение к памяти.

Полигон обнаружили 20 лет назад «мемориальцы» Юрий Дмитриев, Ирина Флиге и Вениамин Иофе. День памяти был учрежден «Мемориалом» вместе с карельскими властями. Раньше на траурный митинг приезжали первые лица республики и Медвежьегорского района. Здесь даже служил литию патриарх Кирилл. Два года как чиновники отказываются ехать в Сандармох (в эту субботу полигон посетила только вице-спикер Заксобрания Карелии и уполномоченный по правам человека в республике). При этом здесь возложили цветы представители генконсульств Польши, Норвегии, Литвы, Украины, Эстонии, Швеции… «Наша задача - вернуть имена тем, кого мы еще не знаем. Мы должны передать эту эстафету своим детям. Пока каждой кости не возвращено ее имя, не будет покоя ни нам, ни нашей стране», - сказал председатель еврейской общины Петрозаводска Карелии Дмитрий Цвибель. «Двадцать лет назад нам казалось, что Сандармох -- это черта между прошлым и настоящим, - сказала Ирина Флиге. - Но мы должны признать, что память о терроре не стала памятью. Память о терроре - это наше настоящее. Через двадцать лет после того, как мы открыли Сандармох, наш друг и коллега Юра Дмитриев находится по ложному обвинению в тюрьме». (см. подробнее: Н.Гирин, А. Артемьева. – «Новая газета», №85, 7 августа 2017. Фото: Анна Артемьева)

Все предыдущие митинги в Сандармохе вел Ю.Дмитриев. Сейчас он находится под судом.

Дело Юрия Дмитриева

Он был арестован 13 декабря 2016 года в Петрозаводске. Юрий Алексеевич Дмитриев – историк, правозащитник, поисковик мест погребений репрессированных, лагерных кладбищ БелБалтЛага, Соловецкого Лагеря Особого Назначения и др., редактор-составитель Книг памяти, секретарь Петрозаводской и член Карельской республиканской комиссий по восстановлению прав реабилитированных жертв политических репрессий, один из создателей мемориальных комплексов «Сандармох», «Красный Бор», мемориального кладбища на Секирной горе. (подробно см.: http://dmitriev.tilda.ws)

***

Международное общество «Мемориал» признал историка Юрия Дмитриева политзаключенным. (см.: Требуем прекратить его уголовное преследование: https://memohrc.org/news/memorial-priznal-istorika-yuriya-dmitrieva-politzaklyuchennym)

***

«...Сейчас в обществе действительно есть тренд по оправданию преступлений Сталина, - некоторые считают, что он навязан властью, другие - что этот импульс идет снизу. Я думаю, что это взаимообусловленный процесс, есть и запрос снизу, и запрос сверху. Если говорить об исторической политике государства, она крайне противоречива, и в ней сосуществует сразу несколько разных тенденций.

Давайте будем справедливы - в этом году в Москве будет, наконец, возведен памятник жертвам террора - спустя 56 лет с того времени, как Хрущев впервые объявил, что такой памятник появится. В России существует государственный музей ГУЛага, есть государственная программа увековечения жертв памяти политических репрессий - это одна тенденция. Другая - противоположная, по оправданию преступлений Сталина.

Чем сильнее сейчас апологетика Сталина и апологетика террора, тем сильнее противодействие этой апологетике

Я это вижу не только в Москве, но и в провинции, где вообще лучше помнят прошлое, чем в столицах.

Многие люди, отнюдь не только из «Мемориала», прилагают серьезные усилия, чтобы противостоять обелению террора, сталинизма, коммунистического режима; такие, как Юрий Дмитриев, есть и в других регионах. Они работают и в Сыктывкаре, и в Красноярске, и в Новосибирске, и, конечно, в Москве. Я многих людей мог бы перечислить, кто противостоит оправданию сталинизма — каждый в своей области.

Кто-то в области академических исследований, кто-то на уровне краеведения, кто-то на уровне поиска мест захоронений, кто-то на уровне общественных акций -- таких, как проект ‘Последний адрес’. Заметьте, этот проект -- не только московская идея, ее немедленно подхватили во множестве городов. Табличек по стране висит много, этот проект успешен и развивается, и я вижу, какую сильную поддержку ему оказывает общество...

Что касается, дела Юрия Дмитриева, мне не хочется быть пессимистом, но у меня нет оснований для оптимизма. В этом деле задействованы какие-то очень серьезные интересы и силы, но я не сомневаюсь, что рано или поздно Юрий Алексеевич выйдет на свободу, но вопрос, произойдет ли это сейчас в Петрозаводске, открыт.» (см.: Софья Абрамова. -09.06.2017 http://theins.ru/opinions/59726)

«Дело Юрия Дмитриева, пожалуй, самое важное из того, что сейчас происходит в России. Прежде всего потому, что преследованию подвергается патриот, десятилетиями по крупицам возвращающий ‘из государственного забвения’ тысячи имен граждан страны, убитых жестоко и бессмысленно именем государства. ‘Вступление к списку репрессированных будет кратким – Вечная память, – пишет Дмитриев в предисловии к одному из своих сборников под названием “Их помнит Родина”, где имена собраны не в алфавитном порядке, а по названиям деревень, в которых люди жили до ареста. – Мораль тоже недлинная – помните! Совет – берегите друг друга’. Вот же национальная идея. А автор книг памяти должен быть претендентом на государственную премию и государственный грант на продолжение работы... Есть и еще одна важная вещь в деле Дмитриева – это обвинение, которое выбрали для него его преследователи. -- Не ставшие уже привычными в политически мотивированных делах ‘экстремизм’ и ‘сепаратизм’, а детская порнография и развратные действия в отношении несовершеннолетних. Такие обвинения не только гарантируют большие сроки и обещают серьезные проблемы по ту сторону решетки, но и рискуют лишить общественной поддержки: ‘А вдруг там и правда что-то было?’ Друзья и родственники историка признаются, что тех, кто сомневается или готов поверить обвинению, -- подавляющее меньшинство, но такие люди тоже есть, причем ‘это хорошие люди’. Число ‘педофильских’ дел, основанных на спорных, противоречивых, явно недостаточных доказательствах и откровенно непрофессиональных экспертизах, растет уже несколько лет... Заказными и ‘палочными’ эти ‘педофильские’ дела стали давно. Теперь они становятся политическими.» (см. Мария Эйсмонт. – «Ведомости», № 4338 от 08.06.2017. – https://www.vedomosti.ru/opinion/columns/2017/06/08/693522-yuriya-dmitrieva)

Арест Ю.А.Дмитриева вызвал общественный резонанс. В поддержку Ю.А.Дмитриева уже выступили:
Нобелевский лауреат Светлана Алексиевич; настоятель Храма Святых Новомучеников и Исповедников Российских в Бутове, член Церковного совета при Патриархате Московском и всея Руси по увековечению памяти новомучеников и исповедников Церкви Русской, протоиерей Кирилл Каледа; настоятель Лодейнопольского Храма св.апп.Петра и Павла, протоиерей Михаил Николаев; журналист, телеведущий, писатель Александр Архангельский; поэт, филолог и переводчик Ольга Седакова; Санкт-Петербургский ПЕН-Клуб (89 человек); писатель Евгений Водолазкин;участники дней памяти в Сандармохе и на Соловках (122 человека); руководитель центра «Возвращенные имена» при Российской национальной библиотеке, член Петербургской комиссии по восстановлению прав реабилитированных жертв политических репрессий Анатолий Разумов; председатель правления фонда «Покаяние», кандидат исторических наук, Заслуженный работник Республики Коми Михаил Рогачев; директор Общества реабилитированных Новгородской области Николай Ольшанский; старший научный сотрудник отдела История Соловецкого Архипелага (Соловецкий музей-заповедник) Ольга Бочкарева; режиссер Андрей Звягинцев; рок-музыкант Борис Гребенщиков; Московская международная киношкола; Союз журналистов Карелии; правозащитное объединение литераторов, журналистов и блогеров -- Ассоциация «Свободное слово»; Международное общество «Мемориал» и др.